Россия под скипетром Романовых

завещанные ему отцом про черный день; «для всех нас не может быть дней, чернее нынешних»,
— говорил он.

Со времен Минина не видано было на Русской земле такого общего порыва — пожертвовать
всем для спасения родной земли. Государь, выходя из зала, где собирались пожертвования, не мог
удержаться от слез и несколько раз повторял: «Я никогда не забуду этого дня!»

Примеру Москвы последовала вся Россия. Всюду собирались пожертвования. Все сословия
Русской земли участвовали в них: и дворянство, и купечество, и мещане, и крестьяне, и
духовенство, и монастыри. Св. Синод отдал на военные надобности деньги, которые в течение
нескольких лет собирал для обеспечения духовных школ и духовенства. Всего собрано было
пожертвований деньгами, вещами и припасами не менее как на сто миллионов рублей. В то же
время шли быстрые сборы ополченцев и ратников в тех губерниях, которым они государем были
разрешены (хотя все губернии желали в них участвовать) . Изо всех сословий множество людей
просилось в ополченцы и ратники. Свыше трехсот тысяч принято было их на службу.

Но собрать, обучить и вооружить народное ополчение — все это требовало времени. А между
тем французская армия стремительно и грозно приближалась к Москве. Платов с казаками,
прикрывавший отступление нашей армии, несколько раз выдерживал с успехом горячие схватки с
французской конницей. Двинувшись с Волыни в Гродненскую губернию, генерал Тормасов нанес
при г. Кобрине прямое поражение сильному отряду врагов, взял в плен двух генералов, две
тысячи солдат, захватил пушки и знамена. Но главная армия продолжала отступать, упорно
уклоняясь от решительной битвы, хотя отдельные стычки, иногда очень кровавые, происходили
чуть не каждый день.

Под Смоленском произошло первое крупное столкновение. Русский отряд, прикрывая
отступление главных сил, мужественно выдержал натиск всей французской армии, чтобы дать
время выйти из города войскам и обозам. Смоленск, весь засыпанный ядрами и бомбами, горел со
всех концов, улицы были загромождены обломками разбитых домов, телами убитых и раненых. К
вечеру, когда обозы вышли на свободную дорогу, остатки геройского отряда отступили вслед за
главной армией. Когда они в последний раз оглянулись с глубокой тоской на пылающий
Смоленск, из полуразрушенного города до них донесся звон церковных колоколов; было 5
августа, канун Преображения Господня, и уцелевшие от пожара и бомбардировки храмы сзывали
немногих оставшихся в городе православных на молитву.

Битва при Клястицах 19 июля 1812 г.

8 августа на место нелюбимого солдатами Барклая император назначил главнокомандующим
Кутузова. В молодости, сражаясь под начальством Суворова, Кутузов отличался большой
храбростью, был весь изранен в бесчисленных боях. Екатерина Великая и Суворов отмечали его
своим особым вниманием. Позднее Кутузов выдвинулся уже как самостоятельный полководец,
опытный, умный, осторожный и очень хитрый. Наполеон следил с любопытством за действиями
Кутузова в турецкую войну и называл его «старой северной лисицей». Но он не знал еще, что у
этой «лисицы» есть львиные когти.

Бородинский бой и сожжение Москвы