Россия под скипетром Романовых

отдать еще шведам город Корелу с уездом (ныне г. Кексгольм Выборгской губернии). Вместе со
шведами и русскими верными войсками молодой полководец под Калязином, у стен
Макарьевского монастыря, встретил главные силы тушинцев и поляков и нанес им жестокое
поражение. После этого многие северные и поволжские города, присягнувшие Вору, стали от
него отпадать. В северном, особенно крестьянском, населении со всей силой сказалась его
всегдашняя любовь к вере православной и законному царю. Оно увеличило ряды войска,
шедшего на выручку Москвы. Скопин-Шуйский, сделавшийся благодаря своим победам сразу
народным любимцем, освободив от осады Троицкую обитель, двинулся на помощь к Москве,
желая уничтожить Вора в Тушине. Но когда прославленный победами герой в январе 1610 года
подошел к Тушину, то там уже никого не было. Тушинский лагерь незадолго перед тем распался.
Произошло это вследствие вмешательства в русскую смуту польского короля Сигизмунда. Уже с
первым Самозванцем явилось немало поляков; второго Самозванца поляки окружают в гораздо
большем числе. По всему государству разлетелось много этих хищников, которые под предлогом
«стояния за царя Димитрия» грабили и били русских людей. Видя теперь, что Русское
государство уже достаточно разорено и не сможет оказать большого сопротивления, Сигизмунд,
придравшись к союзу царя Василия со шведами, объявил ему войну и осадил Смоленск. На
предложение сдаться воевода Шеин со всеми воинами и горожанами ответил королю, что «они за
истинную православную веру и Божьи церкви и государя своего царя Василия решили все
помереть, а литовскому королю и панам его отнюдь не поклониться». Королю пришлось после
этого начать упорную осаду Смоленска. Войска, пришедшего с Сигизмундом, было, однако, мало,
поэтому король приказывает всем полякам, сражающимся за Вора, идти к нему под Смоленск.
Большая часть польских отрядов оставила Тушино, перед уходом зажегши все его здания. Сам
Вор Тушинский незадолго перед тем, видя, как пренебрежительно относятся к нему поляки,
бежал с казаками в Калугу. Часть русских его сторонников вернулась в Москву к царю Василию.
С ними вместе возвратился и метрополит Ростовский Филарет, которого воры захватили в
Ростове и насильно задерживали в своем лагере.

Но не все сторонники Вора ушли в Москву. Часть их во главе с Михаилом Салтыковым и
Федором Андроновым уехала вместе с поляками в лагерь к Сигизмунду. Здесь эти изменники
предложили королю посадить на Русский престол его сына Владислава, причем они даже не
требовали от королевича принятия православия.

Вот почему когда князь Скопин-Шуйский подходил к Москве, то уже никого не было в
Тушине. 12 марта 1610 года молодой вождь вступил в Москву как ее желанный освободитель. На
него народ смотрел, как на будущего царя, так как у Василия не было сыновей. Но многие
знатные бояре, а особенно брат царя Димитрий, втайне завидовали герою и ненавидели его.

На крестинном пиру у князя Воротынского — кума Михаила — жена Димитрия Шуйского
поднесла ему кубок с вином, в котором была, вероятно, отрава, так как через несколько минут
славный воевода почувствовал себя дурно, был отвезен домой и, промучившись несколько дней,
скончался. Горе народа было безутешно. По общей просьбе, безвременно погибшего витязя
похоронили рядом с царями Московскими в Архангельском соборе, отпевал и хоронил его сам
патриарх Гермоген. Горько все рыдали в соборе, плакал и царь Василий, как бы сознававший, что
порвалась последняя нить, связывавшая его с народом. Как хорошо и долго помнят русские люди
молодого князя-героя, видно из песни, до сих пор сохранившейся на севере об его смерти. В
песне этой говорится, что «Скопин очистил царство Московское и великое государство
Российское, за что и славу поют ему до веку».

Государство на краю гибели. Поляки в Москве