Россия под скипетром Романовых

Суворов. За 30 лет своей боевой жизни он ни разу не скомандовал своим чудо-богатырям
отступления и ни разу не был разбит.

В царствование Екатерины Второй Суворов принимал участие во всех военных действиях
против поляков, турок, бунтующих башкирцев. «Известно, — говорил он, — я и в Камчатку и в
Японь готов, если на то Высочайшая воля».

Но настоящей славой не только на Родине, но и по всей Европе покрыли его подвиги во время
второй турецкой войны.

Главными русскими силами, двинутыми против турок, начальствовал в эту войну князь
Потемкин, наместник Новороссии. Умный и способный правитель, он оказался посредственным
полководцем: его стотысячная армия действовала вяло и нерешительно, а сам Потемкин от
первых неудач так падал духом, что предлагал императрице просить мира. Екатерина со
спокойным мужеством приказала продолжать войну. «Прошу ободриться и подумать, что добрый
дух и неудачу поправить может, — писала она Потемкину. — Пишу это все тебе, другу,
воспитаннику моему и ученику».

Суворов тем временем начальствовал особой небольшой армией на Дунае; против него
надвигались главные силы турок. Суворову приходилось действовать в союзе с австрийцами,
двинувшими в Румынию свои войска. Неслыханно быстрым переходом Суворов подоспел на
помощь австрийцам, которые призывали его отчаянными посланиями: на их 18-тысячный отряд
наступало целое турецкое войско — 50 тысяч, а за ними двигались и другие 50 тысяч. «Жаль, что
они не все вместе, лучше было бы покончить с ними разом», — спокойно сказал Суворов и
приказал идти в атаку. Русских было у него всего 7 тысяч. Ученый австрийский полководец
считал безумием нападать на вдвое сильнейшего врага. Но Суворов знал, что делает.

Австрийцы, по выражению Суворова, приобрели к тому времени неискоренимую привычку
быть битыми. Но под его командой даже австрийские солдаты проявили необычную для них
стойкость и мужество. Турки были разбиты. Император Австрии вне себя от радости осыпал
Суворова почетными наградами. Немного спустя Суворов нанес туркам еще более страшное
поражение у Рымника: из 100 тысяч турок только 15 отступили, не бросив оружия. После этих
блестящих побед успех всюду стал переходить на сторону русских.

Несмотря на то, положение России было стесненное. Одновременно с войной против турок
России пришлось вести войну и со шведами. В Польше началась новая смута, требовавшая также
вооруженных действий. Австрия опять, как при Петре Великом, отстала от союза и заключила с
Турцией мир. Англия и Пруссия вели переговоры о вооруженном союзе с Польшей против
России. Турки, надеясь на эти затруднения, с упорством отказывались от мира. Надо было
напугать их движением на Константинополь. Но дорогу на Константинополь заслоняла
сильнейшая крепость Измаил, стоявшая в устье Дуная. Не взяв ее, нельзя было двинуться вперед.

В октябре и ноябре 1790 года около 30 тысяч русского войска стояло под стенами Измаила, но
из этой осады не могло ничего выйти: сильнейшая крепость, вооруженная тремя сотнями пушек,
имела в свои стенах 42 тысячи отличного войска и могла считать себя вполне неприступной. О
приступе наши генералы не решались и подумать. Обстреливать крепость не могли за
недостатком пороха и ядер. Солдаты, страдая от мокрой осенней погоды, голодали, болели и
совсем упали духом.

В конце ноября началось отступление. Но не успели еще все войска отойти от Измаила, как
получено было приказание вернуться и вновь занять покинутые позиции: начальником осадного
корпуса назначен был Суворов.