Россия под скипетром Романовых

Но Екатерина, сама смелая и верившая в силу своего народа, не хотела ограничиться обороной:
раз начав войну, она решила не только наказать турок за нападение, но и свести с ними старые
счеты.

В ответ на объявление турками войны, русские войска начали наступление на подвластные
Турции Дунайские княжества (теперешнюю Румынию).

Екатерина хотела попытаться поднять против Турции порабощенных ею христиан. Для этого
решено было послать в Эгейское море, к берегам Турции, населенным преимущественно
православными греками, наш Балтийский флот. Решение это было смелым: наши корабли,
никогда не выходившие из Балтийского и Немецкого морей, не были приспособлены для такого
дальнего и тяжелого плавания. Но Екатерина верила, что мужество и выносливость русских
моряков преодолеют все трудности.

Обогнув всю Западную Европу по Атлантическому океану и Средиземному морю, с большим
трудом и задержками, потеряв в дороге от бурь несколько кораблей, дошел наш флот до берегов
Малой Азии, принадлежавших тогда, как и теперь, Турции.

Число кораблей было невелико: всего 9 крупных и 18 мелких; вдобавок корабли, сильно
пострадавшие от долгого плавания, не имели возможности починить как следует свои
повреждения; матросы были сильно истощены усталостью и болезнями. Несмотря ни на что,
начальники флота — кн. Орлов и адмирал Спиридов смело искали боя. 23 мая 1770 года они
встретили сильный турецкий флот, состоявший из 16 крупных и 60 мелких судов. Адмирал
Спиридов первый начал битву нападением на турецкий адмиральский корабль. После сильной
перестрелки турки, оробев, стали уходить. Их флот укрылся в Чесменской гавани. Ночью
русские, наполнив четыре барки горючими веществами, зажгли их и направили в гавань, где
скучились турецкие корабли. Одна из этих барок зажгла неприятельское судно, и пожар,
перекидываясь с корабля на корабль, охватил скоро всю гавань, превратив ее в сплошное море
огня. Взрывы следовали один за другим. К утру все было кончено. Одни обгорелые обломки
плавали по поверхности залива. Кроме одного корабля, захваченного в плен, весь флот турецкий
погиб в пламени. «Слава Богу и честь Русскому флоту! — доносил императрице Спиридов. —
Весь неприятельский военный флот мы атаковали, разбили, разломали, сожгли, в небо пустили,
потопили, в пепел обратили и оставили на том месте престрашное позорище!»

Надежда на восстание греков не оправдалась. Греки настолько привыкли бояться турок, что
даже после истребления турецкого флота немногие только из них решились поднять оружие. Но
все же геройский поход и славная Чесменская битва не прошли без пользы.

Чтобы не дать подняться восстанию, турки должны были стянуть на юг большие войска,
ослабляя этим свою армию, действовавшую на Дунае. Правда, их силы в Румынии все-таки были
велики: 100-тысячная крымская орда и около 150 тысяч турецкого войска. Но со времен Петра
Великого русское войско по вооружению и военному искусству далеко превосходило турок, не
говоря уже о татарах. При надлежащем обучении испытанная храбрость наших солдат делала их
непобедимыми. Вдобавок командовал ими старый герой, поседевший в битвах, — генерал
Румянцев. Солдаты любили его до обожания, называли его своим отцом и орлом.

Дворец крымских ханов в Бахчисарае