Россия под скипетром Романовых

Как раз в это время, в 1763 году, умер польский король Август Третий.

Опять началось, как в 1733 году, обычное в Польше междоусобие. Сильная партия, желавшая
возвести на престол пана Станислава Понятовского, просила у Екатерины поддержки против
вооруженных насилий, к которым прибегали противники. Императрица и воспользовалась этим
случаем: она обещала свою поддержку Понятовскому с тем условием, что он и его сторонники,
получив власть, установят новый закон, по которому православные подданные Польши наравне с
католиками получат право участвовать в сейме и занимать всякие должности по государственной
службе: тогда, конечно, всякие притеснения за веру стали бы немыслимы.

В силу этого соглашения с Понятовским казачьи полки были двинуты в Польшу, без труда
разогнали отряды бунтовщиков, мешавших правильным выборам, и Станислав-Август был
избран королем.

Однако и эта попытка — добиться справедливых прав для русского населения Польши —
окончилась неудачей. Король Станислав, правда, предложил сейму издать закон о равноправии с
католиками православных. Но сейм, состоявший исключительно из католиков, решительно отверг
предложенный закон. Самого короля осыпали при этом грубой бранью; члены сейма размахивали
обнаженными саблями, крича, что даже предложить такой закон может только изменник. Сильная
ненависть поляков-католиков к иноверцам испугала и самого короля и его сторонников, раньше
обещавших Екатерине добиться равноправия православным. Король донес императрице, что
исполнить свое обещание он не может. Но шутить таким образом с Екатериной было опасно. Раз
решив довести начатое важное дело до конца, она готова была идти и на крайние меры.

По ее призыву православное население русских областей Польши взялось за оружие и грозило
восстанием, если ему не будут даны равные с католиками права. В г. Слуцке (ныне Минской
губернии) собралось целое войско. Такой же вооруженный съезд собрали в Торне (ныне в
Пруссии) польские лютеране, которым католики тоже не хотели давать прав. В Польше такие
вооруженные съезды чем-либо недовольных шляхтичей, называвшиеся конфедерациями, издавна
вошли в обычай и даже считались как бы дозволенными; такие удивительные порядки были в
Польше. Екатерина обещала конфедератам вооруженную поддержку: казачьи полки стояли
недалеко от Варшавы и в короткое время могли занять ее.

Угроза междоусобной войны и военного вмешательства России сломила, наконец, упрямство
католиков — и сейм в 1768 году утвердил закон о равноправии с католиками православных и
лютеран. Вместе с тем сейм заключил с Россией договор, дававший России право следить за
порядком и соблюдением законов в Польше. Польское правительство уже сознавало, что оно не в
силах поддержать в стране порядок. События очень скоро заставили вспомнить об этом договоре.

Поляки-католики, доходившие в своей ненависти к православным до изуверства, в свою
очередь объявили вооруженную конфедерацию в г. Баре (ныне Подольской губернии), требуя
отмены только что изданного закона о равноправии и низложения короля Станислава-Августа,
которого они называли изменником и отступником от веры.

Конфедераты-католики сражались плохо, зато с беспощадной жестокостью мучили и убивали
всякого православного, попавшего в их руки, жгли деревни и села, оставляя всюду за собой следы
разрушения и трупы замученных и повешенных православных крестьян. Тогда крестьянское и
казачье население польской Малороссии (Турция к этому времени вернула ее Польше), в свою
очередь, подняло кровавое восстание против короля и против панов. По страшной силе и
жестокости это восстание напоминало времена Хмельницкого: в г. Умани гайдамаки (так
называли теперь восставших казаков) перерезали свыше 10 тысяч поляков и евреев, не щадя ни
женщин, ни детей.