Россия под скипетром Романовых

выплавили 1500 пудов чистой меди и что медной руды добыто уже на целый год. В конце письма
Геннинг особенно хвалил железную руду на Урале: «А где такая богатая руда есть, что на
Алапаевских заводах? Половина железа из нее выходит, а на Олонце пятая доля выходит, — то
великая разница!» К девяти Пермским заводам было приписано в качестве постоянных заводских
рабочих 25 000 крестьян, а управление заводами было сосредоточено во вновь основанном городе
Екатеринбурге, названном так в честь супруги государя. Но как ни хорош был Геннинг, Петр и
тут остался верен своему постоянному стремлению: где можно, поручать дело русским людям.
Еще в 1702 году он отдал Верхотурские заводы простому русскому оружейнику Никите
Демидову, человеку смышленому и деятельному, который прекрасно повел дело на благо Родины
и себе в пользу. Потомки его, получившие дворянство, были в течение многих лет самыми
богатыми людьми в России.

Горными и железными заводами не ограничивалась деятельность императора в области
русской промышленности. Он поощрял устройство шелковых, суконных и полотняных фабрик.
Некоторые из этих фабрик еще при жизни его достигли большого развития: так, на шелковой
фабрике Евреинова работало более 1500 человек. Среди хозяев фабрик при Петре мы видим
много русских людей: купцов Сериковых, Микляевых и других. Чтобы развить и поощрить
фабрично-заводскую промышленность, Петр давал тем фабрикантам, которые вели хорошосвое
дело, большие награды, покровительствовал образованию промышленных и торговых кампаний,
или товариществ, и советовал своим приближенным принимать участие в них, указывая, что в
промышленной деятельности ничего зазорного нет даже для самых знатных особ. Граф Толстой и
адмирал Апраксин входили в состав предприятия, вырабатывавшего шелковую материю, а
светлейший князь Меньшиков участвовал в компании поморов, ловивших треску на Белом море.

Заботы великого труженика — государя простирались на такие стороны промышленности, о
которых другой занятый важными государственными делами и не подумал бы. Заметил он, что в
Англии приготовляют кожу для обуви лучше, чем в России: немедленно приказывает и у нас
ввести этот улучшенный способ обработки. Увидал царь, что в Голландии хорошо солят треску:
тотчас обучает этому солению и наших поморов.

Много заботясь о развитии промышленности, Петр Великий не забывал и главного средства к
жизни русского народа — земледелие. После завоевания Лифляндии и Эстляндии он увидел, что
у тамошних жителей есть обычай вместо серпов снимать хлеб особо приспособленными косами,
что во многих случаях удобнее и скорее. Государь не замедлил отослать в хлебородные наши
губернии несколько человек лифляндских крестьян для обучения этому населения. Не забывал
Петр и скотоводства. Всякий знает теперь о прекрасной холмогорской породе рогатого скота, но
далеко не все слышали, что разведением этой породы мы обязаны Петру. Царь нашел сходство
между поемными лугами по нижнему течению Северной Двины и лугами Голландии, на которых
выращивался лучший по своим качествам в Европе рогатый скот. И вот он приказал вывезти из
Голландии несколько штук тамошнего скота, которые и послужили для разведения наших
русских пород: холмогорской и ярославской.

Много забот государь уделял и лесному хозяйству. Хороший строевой лес был нужен ему,
прежде всего, для постройки судов. Поэтому он заботился о разведении дубовых рощ, особенно
на севере, где дуб в диком (природном) состоянии не встречался. Во многих местах России до сих
пор сохранились дубовые рощи, посаженные рукой Великого царя. Но, заботясь о разведении
строевого леса, Петр, конечно, должен был всеми мерами и охранять леса. Нельзя не признать,
что русский человек и в наше время, к сожалению, мало ценит и бережет лесные богатства —
деревья, и теперь зачастую леса истребляются безжалостным образом, тогда как за границей не
только относятся бережливо к лесам, но каждый старается вырастить около своего дома хоть
несколько деревьев. В своих заботах о благе народном Петр издавал строгие законы об охране