Россия под скипетром Романовых

польской властью, — Белоруссии, Волыни, Подолии и далекой Галичины. Немало русских
добровольцев из этих областей, особенно крестьян, сражалось под Полтавой.

После битвы, на обеде, в кругу своих доблестных сподвижников и пленных шведских
генералов Петр поднял чарку и пил за здоровье своих учителей, какими он считал храбрых
шведов. На это шведский фельдмаршал ответил: «Плохо же отплатили ученики своим учителям».

Битва при Гренгаме

Торжество над шведами и надежда на окончание тяжелых войн омрачились одной неудачей.

Турция, по подговорам нашедшего в ней приют Карла, объявила России войну. Петр,
понадеявшись на помощь турецких подданных-христиан — румын, болгар и сербов — вступил в
Молдавию с небольшим войском и, неосторожно углубившись в нее, был окружен на берегах
реки Прута двухсоттысячной турецкой армией. Порабощенных христиан за Дунаем туркам
удалось удержать в повиновении и лишь свободные черногорцы поднялись против турок. Петру
пришлось пойти на уступки и заключить мир, по которому недавно взятый Азов отошел к
Турции.

Россия отодвинута была от Черного моря. Но теперь потеря эта была не так тяжела. Шведская
война клонилась к концу. После Полтавской победы не было сомнений в успешном исходе
борьбы, и Петр уже мог считать своими берега Балтийского моря. Случилось то, чего боялись
еще перед войной двоедушные союзники России: в руках Петра были все главные города на
Финском и Рижском заливах — Рига, Ревель, Нарва. Уверенность в окончательной победе была
так велика, что уже в 1713 году, не дожидаясь заключения мира, Петр объявил свой любимый
Петербург «царствующим градом» — столицей. Еще прежде (в 1710 году) взята была сильная
шведская крепость Выборг, ставшая надежным оплотом для Петербурга с севера. Петр очень
дорожил Выборгом и называл его «подушкою Петербурга».

Русские военные корабли уже плавали по Балтийскому морю. Летом 1714 года целый флот
гребных галер (небольших судов) с 15 тысячами солдат вышел из устроенной Петром на острове
Котлин, перед самым Петербургом, военной гавани и крепости — Кронштадта к берегам
шведской области Финляндии и самой Швеции. Около острова Гангут его встретил шведский
флот. Шведских судов было меньше числом, но среди них, помимо галер, находилось 28 больших
кораблей с сильной артиллерией до 800 пушек; на русских же судах пушек было очень мало.
Петр, узнав об опасном положении своего флота, поспешил из Ревеля к Гангуту. По пути
страшная буря чуть не разбила царский корабль; все потеряли голову — один Петр ни на минуту
не упал духом, сам правил рулем и ободрял оробевших гребцов: «Чего боитесь? Царя везете. С
нами Бог». Прибыв к флоту, царь сам наметил план битвы и сам повел свои галеры на врага.
Шведы зашищались упорно. Русские с отчаянной смелостью лезли с лодок и галер на шведские
корабли невзирая на пальбу, разрывавшую в куски нападавших солдат. Посте трех часов
ожесточенной битвы шведы сдались. Небывалая до тех пор по размеру морская победа
несказанно обрадовала царя. Вражеский флот был уничтожен. Русские остались господами
Балтийского моря.

Шведы еще некоторое время продолжали борьбу, надеясь на помощь других европейских
государств, с опасением взиравших на усиление мощи России. Но Петр, несмотря на угрозы со
стороны Англии и Голландии, направил свой флот к самым берегам Швеции. Русские высадились
недалеко от шведской столицы Стокгольма и стали разрушать литейные заводы, снабжавшие
оружием шведскую армию.