Россия под скипетром Романовых

В начале 1697 года снаряжено было из Москвы посольство к иноземным дворам. С
посольством кроме обычной свиты ехали 35 молодых людей, посланных для изучения морского
дела и разных наук. В числе их находился и сам царь под именем Петра Михайлова. Он принял
это скромное имя для того, чтобы не тратить времени на разного рода церемонии и приемы.

В марте 1697 года двинулось посольство в путь, и пробыло за границей год и четыре месяца,
посетили за это время Лифляндию, Пруссию, Голландию, Англию и Австрию. Послы вели
необходимые переговоры с иностранными властями и, кроме того, приглашали на русскую
службу нужных людей — корабельных и иных мастеров, опытных офицеров, матросов для флота;
тем временем молодые люди учились, но никто из них не мог сравниться ни в усердии, ни в
быстрых успехах с неутомимым Петром. В голландских городах — Саардаме и Амстердаме,
особенно славившихся кораблестроением, царь пробыл пять месяцев. Спутников он распределил
учиться кого устройству мачт, кого управлению парусами, кого пушечной стрельбе; сам учился
всему. Пополняя пробелы своих знаний, он записался простым рабочим в артель, работавшую на
одной из лучших верфей, и прошел всю науку с самого начала: без устали работал топором,
стругал, сколачивал брусья, смолил, конопатил; научился и составлять чертежи, и делать
необходимые расчеты по постройкам кораблей. Скоро он усвоил все, что могли ему дать лучшие
голландские мастера: по нужде он мог один своими руками построить и оснастить корабль до
последней веревки. Побывав еще в Англии, Петр усвоил себе и английские приемы
кораблестроения, несколько отличавшиеся от голландских.

Вообще Петр останавливал свой внимательный взор на всем том, что встречал по пути
интересного и для себя нового и поучительного. Так, в Пруссии учился у лучших знатоков
стрельбе из пушек и получил свидетельство, что он может считаться искусным артиллеристом.
Осматривал он и собрание редкостей, замечательные здания, города, знаменитые голландские
плотины и каналы, дороги, мельницы. При посещении фабрик и заводов всегда пытался сделать
своими руками все то, что там производилось, поражая всех легкостью и быстротой, с какою
спорилось у него всякое дело.

Послы, переезжая из столицы в столицу, встречали всюду торжественный прием. Тем
временем Петр вел жизнь простого рабочего. В Голландии он жил в наемной комнате в доме
кузнеца, одевался по-голландски, как простой плотник, заходил отдохнуть в харчевню, где
бывали чернорабочие и матросы. Но вечером в своей убогой комнате плотник Михайлов снова
становился царем. Мозолистыми от тяжелой работы руками разбирал он письма и донесения,
присланные из России, писал ответные распоряжения и указы, касающиеся важнейших сторон
государственной жизни. Послы по всякому важному делу обращались к нему за разрешением.

Царь вернулся в Москву в августе 1698 года, не докончив намеченного путешествия: его
заставил преждевременно вернуться на родину бунт, поднятый в его отсутствие стрельцами.
Мятеж к его приезду был усмирен. Царь жестоко наказал бунтовщиков и потом, не теряя
времени, взялся за дела и прежде всего поехал в Воронеж — торопить постройку кораблей.

Петр мечтал о том, чтобы выгнать турок из Европы в Азию, освободить от их власти
порабощенные ими христианские народы, покорить Крым, прочно укрепить русское господство
на берегах Черного моря и получить выход в свободные моря.

Но на призыв Петра — воевать заодно с ним против Турции — не отозвалась ни одна из
европейских держав. Даже прежние наши союзники — Польша и Австрия — нарушили договор с
Россией и тайно от Петра заключили с Турцией выгодный для себя мир.