Россия под скипетром Романовых

воспрепятствовать переходу царской власти к Петру. В тайниках души она питала надежду самой
сделаться полновластной правительницей государства от имени слабого брата Иоанна.

27 апреля 1682 года умер царь Федор, не сделав распоряжения о своем преемнике. Узнав о
кончине государя, народ толпами повалил в Кремль. Там, во дворце, уже собрались высшее
духовенство и бояре. Шли толки о том, кому быть на царском престоле. Патриарх Иоаким cтал на
сторону Петра. Когда открылось заседание освященного собора и боярской думы, патриарх
указал, что 16-летний Иоанн слаб умом и здоровьем, царевичу же Петру всего девять лет, и
поставил вопрос, кому из них царствовать. Хотя большинство предпочитало Петра, но на вопрос
патриарха прямого ответа дано не было; гюследовало лишь уклончивое указадело людей всех
чинов Русской земли. Патриарх велел тотчас созвать в Кремль людей всех чинов. Собранию
этому Иоаким предложил тот же вопрос. Немногие только голоса отозвались за Иоанна.
Большинство же высказалось за Петра, и тогда патриарх с освященным собором и боярской
думой объявил, что избран на царство Петр Алексеевич. Царевна София была вне себя и упрекала
патриарха за то, что царевич Иоанн не сделан соправителем. «Многоначалие пагубно, —
возражал патриарх, — да будет един Царь, так угодно Богу».

Девяти лет Петр был объявлен царем. За его малолетством управление сосредоточилось в
руках царицы Наталии Кирилловны, которая и поспешила вызвать в Москву Матвеева, как
необходимого в такое трудное время сотрудника и советника.

Но в Москве уже подготовлялись волнения. Царевна София, Милославские и их друзья
распространяли мысль, что Иоанн неправильно устранен от престола. Особенно они
распространяли эту мысль среди беспокойных стрельцов, у которых были нелады тогда со своими
начальниками. Стрельцы не слушались их, буйствовали, шумели. Власти не принимали, однако,
решительных мер. Вследствие этого смута среди стрельцов росла.

Пользуясь этим, сторонники Милославских нашептывали среди стрельцов, будто
родственники царицы и Петра Нарышкины не только отстранили царевича Иоанна от престола,
но хотят и совсем его извести.

Об эту пору вернулся в Москву боярин Матвеев; но не успел еще он вникнуть в дела, как
вспыхнул стрелецкий бунт. 15 мая, утром, клевреты Милославских Петр и Иван Толстые
прискакали в стрелецкие слободы и стали кричать, что Нарышкины задушили царевича Иоанна.
Тогда стрельцы бросились в Кремль, желая отомстить за смерть его, но царица вышла на Красное
крыльцо, ведя за собою Петра и царевича Иоанна. Стрельцы поняли, что они обмануты и после
разумных увещаний боярина Матвеева готовы уже были спокойно разойтись. Но грубое
вмешательство сына начальника стрелецкого приказа князя Долгорукова распалило стрельцов;
обезумев, они убили его и боярина Матвеева и бросились затем искать Нарышкиных и других
бояр, неугодных Милославским. Многие убийства совершились на глазах самого юного государя.
Особенно злобились стрельцы на брата царицы боярина Ивана Нарышкина. Они искали его
целых два дня, но безуспешно. Тогда, придя на третий день, 17 мая, они заявили, что будут
продолжать бесчинства, пока не будет выдан Нарышкин. Дядя царя великодушно решил
пожертвовать собой для успокоения Москвы. Он исповедался, причастился и, простившись с
горько рыдавшей сестрой и царственным племянником, вышел к стрельцам, которые сначала его
жестоко пытали, а потом убили. Этим лютым убийством закончился мятеж.

Вместе с тем исполнилось и заветное желание царевны Софии и Милославских: было
объявлено, что царствовать будут оба брата, а царевна София будет правительницей государства.
Последняя и не замедлила сосредоточить в своих руках все высшее управление.