Россия под скипетром Романовых

В боярской думе царь сам зачастую присутствовал на заседании, руководил совещаниями,
заранее записывал на листочке бумаги вопросы, о которых, по его мнению, нужно было
посоветоваться с боярами. Государь любил, чтобы бояре прямо и открыто высказывали свои
мнения, хотя бы они не были согласны с мнением его, не любил он только похвальбы и
хвастовства.

Царь Алексей умело выбирал людей, и при нем в боярской думе заседали умные и даровитые
люди. Он при этом не смотрел на знатность рода, а возвышал людей по их способностям: так,
например, любимейший его боярин, начальник посольского приказа, Ордин-На-щокин
происходил из бедной семьи псковских служилых людей. Этот боярин поражал иностранных
послов своей честностью и неподкупностью и вместе с тем удивительной твердостью и
искусством, с какими он отстаивал всегда во время переговоров русские выгоды. Весьма
даровитым и образованным человеком был и преемник Ордина-Нащокина по посольскому
приказу Артамон Сергеевич Матвеев. В его доме царь бывал запросто, здесь он познакомился с
Наталией Кирилловной Нарышкиной, на которой и женился вторым браком в 1671 году.

Коломенское

Алексей Михайлович, любивший пышность и великолепие при приеме иностранных послов,
при смотре войск и вообще в торжественных случаях, в своей домашней обстановке жил весьма
просто: до сих пор в Кремле показывают его палаты, в которых останавливают внимание
небольшие размеры и простота убранства царской спальни. Царь Алексей не любил сидеть
подолгу в Москве, он зачастую ездил на богомолье по разным монастырям, любил также
соколиную охоту, выходил один с рогатиной на медведя. В минуты досуга он составил даже
Устав соколиной охоты, в начале которого, между прочим, написал пословицу, которой и
следовал сам: «Делу время, а потехе час». Лето царь по большей части проводил в селе
Коломенском, где им был построен замечательный по красоте дворец, являвшийся одним из
лучших образцов русского зодчества.

Благодушный, открытый характер царя Алексея привлекал к нему всех, не только русских, но
и иностранцев: один немец говорит про государя, что это такой «Царь, какого желали бы иметь
все христианские народы, но не многие имеют». Действительно, редко кто умел так утешить
человека в горе, как Алексей Михайлович. Недаром он сам говорил, что Бог поставил его
«разсуждати людей своих вправду» и «безпомощным помогать».

Вполне преданный православной церкви, царь строго исполнял все ее предписания, соблюдал
строго все посты, не пропускал ни одной важной церковной службы. Он очень любил благолепие
православного богослужения: по его настоянию был уничтожен дурной обычай в некоторых
церквах — для сокращения богослужения — одновременно в два голоса петь и читать.

Царь Алексей Михайлович не чуждался и западноевропейского образования. Он понимал
значение науки: пригласил для детей своих ученых и опытных учителей, в том числе знаменитого
западнорусского писателя Симеона Полоцкого. Что особенно замечательно для того века — и
дочери царя получили такое же образование, как и царевичи. Все старшие его дети хорошо знали
латинский язык. Заботился царь Алексей о распространении просвещения и среди народа. Для
этого он широко воспользовался услугами греков и западнорусских ученых, преимущественно
монахов, воспитанников Киевской православной академии. Ученые греки и южнорусские монахи
в большом числе стали приезжать в Москву. В этом деле царю много помогал один из лучших его
друзей окольничий Ртищев. Он устроил в Андреевском монастыре общежитие для ученых
монахов, в котором они могли спокойно заниматься своими трудами: переводами нужных