Россия под скипетром Романовых

царский призыв: народ был готов пожертвовать всем на благо Родины и во славу своего государя.
Искоренение смуты, укрепление в государстве порядка, установление власти сильной и
справедливой шли на пользу земли, и русские люди не могли этого не понимать.

Время царя Алексея Михайловича

Царь Алексей Михайлович вступил на престол шестнадцати лет.

Царь был юноша живой, впечатлительный, всем интересовавшийся. Он прекрасно знал
Священное Писание и русские летописи, не был чужд и иноземной светской науке. Мать его
царица Евдокия Лукьяновна только пятью неделями пережила своего царственного супруга.
Около юного царя не было верного и честного человека, на которого он мог бы опереться и
который помогал бы ему своей опытностью, знанием жизни и людей. Появились снова
недобросовестные люди, которые больше заботились о своей личной выгоде, чем о пользе
государства. Таким оказался и воспитатель молодого царя, ближний боярин Морозов, который
даже породнился с государем, женившись на младшей сестре его супруги. Морозов был человек
даровитый и по тому времени образованный, но, достигнув высокого положения, стал
злоупотреблять царским доверием. Еще более своекорыстным человеком оказался царский тесть
боярин Милославский. Деятельность этих лиц не могла привести к добру, и снова смута пошла по
Русской земле. В 1648 году в Москве произошел мятеж. Еще за два года перед этим московские
торговые люди из гостиной и суконной сотен, а также люди черных сотен (так назывались в
Москве мелкие купцы и ремесленники) подали царю челобитную, в которой жаловались на
торговых иноземцев, особенно англичан, получивших благодаря взяткам многие льготы и
преимущества.

Русские купцы писали царю, что в прежнее царствование дана была грамота одному только
англичанину Джону Мерику с товарищами — торговать по всем городам русским, а теперь в
Русское государство, во все города понаехало великое множество иноземных купцов. При
помощи взяток им удается — жаловались купцы — привозить товары почти без пошлины, чем
для государевой казны чинятся великие убытки. Наконец, челобитчики указывали, что среди
русских торговцев находились предприимчивые люди, которые возили сами за границу свои
товары (собольи и другие меха), но иностранцы там у них не покупали товару ни на одну копейку
и, смеясь, говорили, что они хотят этим отбить у русских купцов охоту самим продавать свой
товар.

Однако челобитье не имело успеха, так как иностранным купцам покровительствовали
сильные люди, особенно боярин Морозов. Отказ в просьбе взволновал московских торговых
людей. Еще более усилилось народное недовольство после введения прибавочной пошлины на
соль. Все эти невыгодные для населения меры приписывали царскому воспитателю и окольничим
Плещееву и Траханиотову.

1 июня 1648 года при возвращении царя в Москву из Троицкой обители, при самом въезде
царя в Кремль, перед Спасскими воротами его остановила толпа московских жителей, которые
просили управы на Плещеева. После милостивых слов царя толпа уже готова была разойтись, но
грубые действия некоторых бояр вызвали вспышку: толпа потребовала выдачи Морозова и
разграбила его дом, равно как и дома других знатных людей, запятнавших себя корыстолюбием.
Затем и в следующие дни толпа продолжала бесчинствовать. Царь, удостоверившись в
злоупотреблениях Плещеева и Траханиотова, велел предать их казни, патриарх же совместно с
другими духовными лицами увещевал народ успокоиться.