Россия под скипетром Романовых

постоянные пожарные обозы с сотнями лошадей. Все эти меры оказались действительны, и после
1634 года таких страшных пожаров уже не было.

Государь проявил большую заботу о восстановлении из развалин Москвы и других городов. В
Москве деревянные стены, шедшие вокруг города, были заменены большим валом, многие
деревянные церкви были перестроены в каменные. Были возобновлены разрушенный поляками
Печатный двор и Царская библиотека, почти уничтоженная во время лихолетья. Для этого из
многих монастырей брались в нее такие книги, которых там было несколько, а с редких книг
делались для нее особые списки. Отчасти благодаря этой книжной заботе возродилась вновь и
русская письменность: появляются замечательные труды Авраамия Палицына — «Сказание об
осаде Троице-Сергиева Монастыря» и Симона Азарьина — «Житие преподобного Сергия».
Строились укрепления и храмы и в других городах.

Все эти многочисленные работы и необходимые улучшения в разных областях жизни нельзя
было исполнить одними своими мастерами. Приходилось поневоле обращаться в иностранные
государства, где среди внутреннего мира, упорного труда и процветания наук и развились и
достигли преуспеяния разного рода искусства и ремесла. Иностранные мастера, главным образом
немцы, голландцы и отчасти англичане, устраивали у нас различные фабрики. Особенно нужны
были для государства литейных дел мастера и так называемые «рудознатцы», т. е. люди, умевшие
отыскивать железную, медную и всякого рода другую руду. Их царь Михаил Федорович усиленно
призывал из-за границы. Среди этих иноземцев особенно прославился голландец Андрей Виниус,
который по приказанию царя основал чугунно-плавильный завод близ Тулы. Этим самым царь
положил основание Тульскому оружейному заводу. Наряду с иностранными мастерами нам в это
время приходилось иметь дело и с иноземными купцами, которые усиленно ходатайствовали
перед царем о даровании им разного рода льгот. Как ни трудно было положение Московского
государства в то время, однако власти крепко обороняли своих торговцев от соперничества
иностранцев.

Таковы были главные меры царя Михаила Федоровича для внутреннего благоустроения
разоренного смутой государства. Надо отметить одну особенность: почти всегда царь, прежде чем
предпринять что-нибудь важное, созывал земский собор, т. е. выборных от разных чинов людей, у
которых спрашивал мнение относительно того или другого дела. Выборные, посоветовавшись по
сословиям (отдельно служилые люди, купцы и другие), подавали царю свою челобитную, в
которой представляли ответ на царские вопросы. Царь мог принять мнение земского собора, но
мог и не принять и поступить так, как он находил для государства лучше. Почти всякие
челобитные земского собора кончалась заявлением: «Мы думаем то-то и то-то, а впрочем во всем
Твоя Государева воля».

Москвичи

Благодаря земским соборам царь мог хорошо знать нужды населения и принимать
необходимые меры для блага родной страны. При царе Михаиле Федоровиче земские соборы
созывались особенно часто и иногда заседали по нескольку лет подряд. Это вполне понятно, так
как ввиду всеобщего расстройства царю нужно было постоянное содействие со стороны земских
людей. Впоследствии при преемнике Михаила Федоровича ввиду укрепления порядка в
государстве, большего ознакомления московских властей с народными потребностями и, наконец,
благодаря тому, что царская воля была уже выражена в точных писаных законах, земские соборы
собираются реже. Первые государи из дома Романовых в трудные времена жизни государства
постоянно обращались к своему народу, видя в своем единении с ним залог укрепления мощи
государственной, и земля Русская через уполномоченных своих всегда горячо отзывалась на