Россия под скипетром Романовых

Воронежской губерниях) образовалась Слободская Украина, или Слободские украинские полки,
взявшие на себя защиту Русской земли от крымских и иных татар.

В 1681 году мир с Турцией был заключен. Подолия и западная Украина остались за Турцией, в
их безлюдных теперь степях стали кочевать татарские орды с их стадами. Киев и восточная
Малороссия, а также и самый Днепр и его притоки с богатыми рыбными промыслами навсегда
были закреплены за Россией. От Киева еще раньше (в 1678 году) Польша отказалась, получив
взамен его в Белоруссии Себежский, Невельский и Велижский уезды.

Так кончилась долгая кровавая война за соединение в единое православное государство
великого русского народа. Польша, обессиленная поражениями и потерей всей Украины,
раздираемая вечно внутренней смутой, была больше не опасна. Зато новый грозный враг —
страшная для всей Европы Турция — придвинулся к самым границам Московского государства.

Заботы о внутреннем благоустройстве
государства

Успокоение земли

Царю Михаилу Русское государство досталось в печальном состоянии. Не только опасные
внешние враги угрожали стране, но и внутри много было неустройства. К молодому государю
отовсюду шли жалобы на разорение. Действительно, за долгие годы смуты население совершенно
обнищало. «Денег Твоему Государеву Величеству, — пишет коломенский воевода, — собрать
нельзя, не с кого». Рязанский архиепископ доносит государю, что вотчины и поместья рязанских
дворян разорены до конца, дома их выжжены, крестьяне уведены. Такие же точно вести
приходили и из других мест. Там, где население бедствовало особенно сильно, с него не
взыскивали податей и недоимок: так, Новгородская область после ее возвращения от шведов была
освобождена на три года от всяких податей. Но такие льготы нельзя было широко
распространять: в казне денег было мало, а деньги были неотложно нужны и для войн со
Швецией и Польшей, и для внутреннего порядка.

Вскоре после вступления Михаила Федоровича на престол, по решению земского собора, был
установлен сбор «пятой деньги» с торговых и иных более состоятельных людей, т. е. потребована
была пятая часть их доходов. И этот сбор производился два года подряд. В то же время
увеличены были налоги и с остального населения.

До смуты существовали государственные писцовые книги, на основании которых власти могли
равномерно распределять налоги. Но теперь эти старые писцовые книги уже не годились: во
время смуты много людей совершенно разорилось, целые деревни и села запустели. Приходилось
поэтому составлять новые книги, а для того, чтобы определить, где и в каком положении
сохранилось население, отправлены были из Москвы особые «дозорщики». Но эти дозорщики
вели дело плохо: частью по незнанию, а иногда ради взяток показывали, что в том или другом
селе «дворишки все стоят пусты», тогда как жители там были. Поэтому через несколько лет после
возвращения в Москву отца государя были посланы новые дозорщики и писцы для составления
писцовых книг. И тем и другим было запрещено под страхом жестокого наказания брать взятки;
такому же наказанию подвергались и те лица, которые давали взятки или неверные показания о
своем имуществе. Кроме налогов государева казна пополнялась иногда и добровольными
пожертвованиями людей, радевших о благе Родины. Среди них особливо выделялись
Строгановы, владевшие соляными промыслами на Урале, с них приходилось подати 13 000 р., но