Россия под скипетром Романовых

Гетман, полковники и весь народ торжественно целовали крест на верность государю.

Война с Польшей

В Москве между тем готовились к войне. Уже летом 1653 года дворянство было созвано на
государеву службу, и царь лично делал смотр полкам. 23 октября в Успенском соборе прочитано
было объявление о войне с Польшей. В самом начале 1654 года началось движение войск к
литовской границе. 23 апреля был во дворце торжественный отпуск князя Трубецкого,
назначенного главным воеводой. После богослужения и пира царь Алексей Михайлович сказал
Трубецкому напутственное слово — милостивый и грозный приказ и, взяв обеими руками,
прижал к своей груди и поцеловал седую голову воеводы. Старый воин расплакался и начал
кланяться царю в землю. Скоро стало известно, что государь сам идет с войском, чтобы «радость
и нужду всяку принимать вместе». Великое одушевление господствовало в полках: шли
защищать от врага русскую кровь и православную веру, последнему воину были известны обиды,
терпимые в Польше русскими людьми. Патриарх и духовенство кропили выступавшие полки
святой водой. Многие воины плакали, глядя на государя и слушая его слова.

В конце мая царские полки перешли литовскую границу и вступили в пределы Белоруссии.
Русское население этого края хотя и не примкнуло прямо к движению в Малороссии, но сильно
волновалось, следя за ходом войны. Теперь при появлении московских войск белорусские города
один за другим стали сдаваться без бою на царское имя. «Мужики очень нам враждебны, —
писали перепуганные поляки, — надо опасаться чего-нибудь вроде казацкой войны». С юга в
Белоруссию вторглись казачьи отряды Хмельницкого. Князь Трубецкой наголову разбил около
Борисова польское войско; одних полковников взято было в плен 12.

23 сентября после трехмесячной осады сдался Смоленск. Литовские воеводы, выходя из
города, слагали свои знамена к ногам Алексея Михайловича. К зиме вся Белоруссия занята была
крепко царскими войсками. Летом 1655 года война возобновилась. Царские войска повели
наступление на самую Литву. В августе взята была столица Литвы — Вильно, и Алексей
Михайлович к титулу царя и самодержца Великой, Малой и Белой России присоединил титул
великого князя Литовского.

Богдан Хмельницкий, подкрепленный московскими полками, занял тем временем не только
всю Украину, но и Галицкую Русь.

Красная площадь и Кремль в Москве

Такими блестящими успехами начата была война за великое народное дело.

Эти успехи взволновали весь православный люд, живший под властью турок. Опять пошли в
Москву послы из Румынии, из подвластных Турции греческих и славянских земель, из далекой
Грузии: все просили царя принять их в свое подданство, «чтобы совокупилось все христианство
воедино», все просили царского войска себе на помощь, чтобы восстать против поработителей-
мусульман. Страданья православных народов под тяжелым турецким игом глубоко огорчали и
трогали царя. Всей душой стремился он освободить и их. Заветной его мечтою было — увидеть в
Софийском соборе в Константинополе торжественное богослужение, совершенное Московским
патриархом совместно с четырьмя патриархами православного Востока. Но дела складывались
так, что он не мог рассылать свои войска на Кавказ и Турцию.