Россия под скипетром Романовых

Борис Годунов и первый Самозванец

После смерти Федора в Москве упорно говорили, что почивший царь и перед смертью своей
завещал царство старшему из Романовых — Федору Никитичу. Мысль народа, очевидно,
обращена была к Романовым, которые принадлежали к числу самых знатных старомосковских
боярских родов и издавна пользовались всеобщей любовью за свою справедливость и заботу о
народном благе. Их испытанная верность и близкое родство с царями Рюрикова дома были
хорошо всем известны: Федор Никитич приходился двоюродным братом умершему царю. Все это
делало избрание его на Московский престол вероятным. Однако царем был избран на земском
соборе Борис Годунов. За него стояли патриарх Иов и многие служилые люди.

Земский собор, избравший на царство Годунова, был составлен не из особых выборных от
различных сословий Русского государства, а из тех лиц, которые стояли тогда во главе этих
сословий по выборам или по назначению. А так как правителем уже более десяти лет был
Годунов, то понятно, что на собор явились люди, многим ему обязанные. Таким образом, собор
1598 года не был похож на последующие земские соборы, на которые собирались люди,
выбранные для участия в них самим населением.

После торжественного царского венчания Борис объявил, что он все сделает для своего народа,
что он готов будет последней рубашкой своей поделиться с подданным. И действительно, первые
два года Борис был хорошим царем, и живший во времена Бориса келарь Троице-Сергиева
монастыря Авраамий Палицын говорит, что «ради всенародных строений своих Борис всем
любезен бысть».

Дальнейшее царствование Годунова было для России ознаменовано великими бедствиями:
страшный неурожай вызвал повсеместный голод. В одной Москве за два года погибло 120 000
человек. Царь всеми силами боролся с бедствием, велел, наконец, раздавать в Москве хлеб даром;
но эта мера имела очень печальные последствия: в Москву пришло великое множество тунеядцев,
которые не желали работать, благо кормиться в столице можно было даром. Вследствие
страшного голода появилось в государстве множество разбойников, от которых страдали мирные
жители под самой Москвой.

Народ ищет виновников всех бедствий и, наконец, находит в лице самого царя Бориса: уже в
1601 году глухо начинают поговаривать о том, что гнев Божий карает народ русский за то, что он
терпит на престоле царя-детоубийцу. Борис узнает об этих слухах, и светлый ум его затемняется
мрачной злобой: он ищет своих врагов, поощряет всякие наветы. Жизнь вследствие их в Москве
становится нестерпимой. Поссорятся два приятеля, и один в злобе на другого донесет, что тот
злоумышляет против царя, и этого довольно: несчастного хватают, пытают, иногда казнят.
Холопы и слуги, недовольные чем-нибудь на господ, бегут и клевещут на них. По доносу
собственного холопа была погублена Годуновым семья Романовых. Борис поверил словам
дворового человека одного из братьев Романовых. Он хорошо помнил, что старший из братьев,
Федор, был его соперником при избрании на царство, и решил избавиться от опасной для него
семьи. Братья Романовы подверглись жестокому заключению, а старший из них, Федор, был
насильно пострижен в монахи под именем Филарета: этим хотели отнять у него навсегда
возможность занять престол. Монашество заставили принять и его жену Ксению Ивановну с
именем Марфы. Пятилетний сын их Михаил был разлучен с родителями и вместе с теткой
Анастасией Никитишной был сослан на Белоозеро. Особенно тяжелое заключение испытал
Михаил Никитич Романов: он содержался в земляной тюрьме-яме в селе Ныробе (ныне Пермской
губернии, Чердынского уезда). До сих пор там сохраняются тяжелые железные кандалы, в
которых был закован несчастный боярин. Из пяти братьев Романовых только инок Филарет да
Иван Никитич вынесли тяжелое заключение и остались живы.