Россия под скипетром Романовых

жалованье и солдаты, и офицеры из шведов, англичан, немцев, голландцев потянулись охотно в
неведомую им Московию. Набрали из мелких, обедневших помещиков несколько полков,
роздали им выписанное из-за границы оружие и стали обучать иноземному военному искусству.
Эти новые полки получили название рейтаров, драгун, солдат; офицеры в полках были из
иностранцев. Когда истек срок перемирия и началась война, больше половины войска,
посланного против поляков, было уже из полков иноземного строя.

На беду, военные действия сразу пошли неудачно. Русское войско осадило Смоленск — очень
сильную крепость, которую нельзя было взять скоро. Поляки тем временем закупили крымских
татар, и те бросились грабить южные окраины России. «Не спорю, — говорил польский канцлер
(министр), — хорошо ли это по-христиански — напускать поганцев на христиан, но по земной
политике это вышло очень хорошо». Помещики тех окраин, проведав, что татары жгут их
усадьбы и угоняют в неволю их жен и детей, стали уезжать из лагеря, спеша защищать свои
семьи. Войско сразу уменьшилось, а сильная польская рать в это время подошла на выручку
Смоленска. Полки иноземного строя оказались плохо обучены, в сражении теряли строй и
дрались по-старому, каждый за себя. Да и наемные офицеры-иноземцы, служившие только ради
денег, не проявили в бою большой храбрости. Русское войско было разбито и отступило от
Смоленска.

Несмотря на это поражение, Россия была еще достаточно сильна, чтобы продолжать войну.
Видя это, Владислав отказался от мысли завоевать Россию и признал Михаила Федоровича царем.
Но земли, захваченные поляками в Смутное время, остались в их руках: все Приднепровье, по
реку Десну, до 20 старых русских городов — в том числе Смоленск, Чернигов, Новгород-Северск,
Брянск, Дорогобуж. Истощенная смутой Русская земля еще не в силах была вырвать из рук врагов
своих исконных владений.

Татары

Ценой тяжелых уступок куплен был мир со Швецией и Польшей. Затихла война на западной
границе. Но прочного мира и покоя не знала в то тяжелое время Русская земля.

На южном рубеже, между Десной и Доном, Россия не имела тогда точных, договорами
установленных границ. Крайние русские городки (в теперешней Курской и Харьковской
губерниях) уходили здесь в дикую, безлюдную степь. Необозримой равниной раскинулась эта
степь по всему югу теперешней России — с Буга на Днепр, с Днепра на Донец и на Дон и дальше
— на Волгу и на Урал, сливаясь здесь с азиатскими степями. Теперь эти места (Херсонская,
Екатери-нославская, Харьковская, Курская губернии) — житница России, ее лучшие, самые
хлебородные земли. Но тогда соседство этой безлюдной, хотя и цветущей степи висело
постоянной угрозой над нашей южной окраиной.

За степью, на гористом полуострове Черного моря залегло с XV века страшное разбойничье
гнездо — татарский Крым. Каждый год, едва земля покроется травою, орда, то большой толпой,
то малыми шайками, выезжала в степь на добычу. Привычные кони быстро переносили
разбойников через степь к границам Польши или России. Открытого нападения татары избегали:
они шли не на войну, а на грабеж — и всегда старались пробраться незамеченными, по оврагам,
мимо сторожевых военных постов, как можно глубже в населенную землю. И вдруг, повернув
назад, уже не скрываясь, начинали быстро отступать в степи, рассыпавшись широким строем,
зажигая всюду пожары, грабя все, что попадалось под руку, гоня перед собою все живое — скот и
людей. Самая дорогая добыча, за которой они приходили, были именно люди. Угнать их в Крым,
продать богатым турецким купцам — этим жила и обогащалась дикая орда. На всех рынках в
Крыму и в Турции толпами продавались рабы — пленники из России или из Польши. Торговля