Россия под скипетром Романовых

Среди многих тяжелых забот великих государей и земских людей забота о ратных людях была
главной. Без хорошего войска нельзя было жить, потому что каждый день нападали и грабили со
всех сторон разбойники и татары, а впереди грозила неизбежная война с Польшей. Владислав
продолжал называть себя царем России и готовился оружием отвоевать для себя Русский престол
и Русскую землю.

Войско во времена Московских царей было устроено не так, как теперь. Казна не имела
средств кормить и содержать его в мирное время. Служилые (военные) люди вместо денежного
жалованья получали от казны землю — поместья; крестьяне, жившие на земле помещика, были
его крепостными, должны были обрабатывать его поля, кормить его своим трудом, чтобы он мог
исправно нести государеву службу. Зато когда наступит война, поскачут из города по окрестным
поместьям гонцы с приказом, чтобы помещики шли на сборное место «конны, людны и оружны»:
на конях, со своим оружием, со своими съестными запасами и с вооруженными на свой счет
людьми. А кончилась война — помещики разъезжались опять по своим усадьбам до новой войны.

Такие служилые люди — помещики назывались дворянами, или боярскими детьми.

Была у нас и пехота — стрельцы. Их набирали из вольных людей, давали им казенную одежду
и оружие — ружье, саблю, бердыш; устраивали в полки и каждый полк селили особой деревней
— стрелецкой слободой. У каждого стрельца была своя изба, огород, иногда участок пахотной
земли; многие заводили в слободе лавочки, занимались каким-нибудь ремеслом — словом, жили
своим хозяйством, как мелкие мещане, только под надзором полковника и офицеров, которых
назначали в стрелецкие полки из дворян.

Стрельцы стоили казне довольно дорого, зато их полки были всегда в сборе и скоро могли
двинуться в случае войны.

Михаил Фёдорович принимает посольство

Немало труда пришлось положить, чтобы привести в порядок военные силы Москвы,
расстроенные годами смуты, чтобы собрать исчезнувшие стрелецкие полки, наделить поместьями
обнищавших дворян, усадьбы и земли которых были опустошены дотла, переписать служилых
людей и их поместья в новые книги. Но всего этого было мало для неизбежной войны с Польшей.

В войнах Смутного времени ясно сказалось, что наши войска — и стрелецкие, и дворянские —
много уступают в военном искусстве и шведам, и полякам: у тех и ружья, и пушки, и даже
холодное оружие были гораздо лучше наших; и порядку, дисциплины в полках больше; и
военный строй искуснее; и оружием солдаты владели лучше, потому что всю жизнь занимались
одним делом, учились военному искусству и были привычны к войне. А наши дворяне большую
половину жизни проводили по своим деревням, отвыкали от войны; у тех, которые победнее,
лошади были очень плохи и не поспевали за добрыми конями богатых помещиков; понятно, что
строя держать дворяне не могли, да и не учились тому, а сражались просто толпой, как татары. И
оружие было у всех разное, у многих совсем плохое: ружья, пистолеты редко у кого были —
только у богатых, остальные приходили на войну по старине — с луком и стрелами, с саблей, а то
так и просто с топором или рогатиной.

Теперь, готовясь к опасной и тяжелой войне, царь и патриарх, посоветовавшись, решились на
новое дело: нанять на службу несколько немецких полков, выписать из Швеции и Англии
опытных офицеров, которые обучили бы русских всем хитростям военного строя и иноземного
искусства. Оттуда же выписали тысяч десять ружей. Казалось, дело пошло хорошо. На доброе