Россия под скипетром Романовых

Убитых, умерших с голоду, угнанных в плен было не сосчитать. В царской казне не было ни
рубля.

А враги теснили со всех сторон. Шведы сидели в Новгороде. Поляки заняли войсками целый
край по Днепру и Десне с двумя десятками городов и грозили самой Москве. Татары без перерыва
грабили, опустошали южные окраины. Русская земля, не оправившаяся еще от страшной смуты,
не имела силы бороться со всеми врагами. Надо было мириться, с кем возможен был мир.

Со шведами помириться было нетрудно. Они хотели ни разорять, ни завоевывать русской
земли. Им нужны были несколько городов на берегу Балтийского моря, по Неве и по Ладожскому
озеру. Эти места — Водская пятина Новгорода Великого — испокон веков принадлежали
русским. Но напрасно спорили русские послы — шведы только посмеивались и говорили: «Этих
городов вам не видать, как своих ушей». «Это вы говорите, забывая Бога, — грозились послы, —
а мы, прося у Бога милости, будем доискиваться своего. Не отдадите теперь без крови — отдадите
потом с кровью». Но шведам угрозы были не страшны, а выбить из занятых ими городов крепко
засевшие там войска не было силы. Мир был заключен в Столбове в 1617 году. Широкая полоса
русской земли по морю, Неве и Ладожскому озеру и дальше за Невою (Карелия) -осталась в руках
шведов. Бедная, болотистая страна не дорога была сама по себе. Шведам важно было отрезать
Россию от моря, чтобы ослабить ее, не дать ей разбогатеть. Россия пугала соседей своими
размерами, только раздоры и смута на время обессилили ее, и шведы спешили воспользоваться
этим несчастьем, чтобы сколько можно помешать дальнейшему развитию Русской земли.
Шведский король Густав-Адольф, очень довольный выгодным миром, говорил: «Теперь этот враг
не может без нашего дозволения ни одного корабля спустить в Балтийское море. Большие озера,
болота и сильные крепости отделяют нас от него. У России отнято море, и теперь, Бог даст,
русским трудно будет перепрыгнуть через этот ручеек».

Русские сами понимали хорошо, как тяжела для них потеря приморских земель. Но им в 1617
году было не до того, чтобы спускать корабли на Балтийское море. Королевич Владислав стоял с
польской ратью под стенами Москвы. Он требовал, чтобы его признали царем.

А у молодого царя Михаила не было даже столько войска, чтобы выйти в поле: с трудом
можно было отбиваться за стенами Кремля.

Царь Михаил Фёдорович Романов (с 1613 по 1645)

Однако москвичи так упорно и стойко отбили все приступы польской рати, что Владиславу
пришлось отступить от Москвы. Поляки сами утомлены были долгой войны 1618 году было
заключено между Россией и Польшей перемирие на 14 с половиной лет. Россия могла вздохнуть и
оправиться немного от разорения.

Из Польши вернулся, согласно условию перемирия, отец государев, митрополит Филарет
Никитич. С почетом и ликованием встретил его народ. Молодой царь сам выехал навстречу отцу
и поклонился ему в ноги. Филарет был посвящен в сан патриарха и стал помогать сыну в делах
государственного управления.

Их стараниями и трудами выборных от земли из года в год стали приводиться в порядок
государевы и земские дела. Усаживались на землю разогнанные смутой помещики и крестьяне;
царские воеводы теснили и ловили разбойничьи шайки; собирали, где могли, деньги в казну.