Россия под скипетром Романовых

Избрание Михаила Фёдоровича Романова на царство

Тут же, в Успенском соборе, выборные целовали крест Российскому самодержцу. Но в Москве
его в то время не было: старица Марфа, освободившись от польского плена в московском Кремле,
уехала с сыном в свои вотчины около Костромы и, помолившись в нескольких монастырях,
проживала в селе Домнине, в 70 верстах от Костромы, думая здесь укрыться от всякой опасности.
Но польские и казацкие изменнические шайки все еще продолжали рыскать в приволжских
областях, и вот одна такая польская шайка остановилась в поселке Деревнищах, в нескольких
верстах от Домнина, и, желая извести соперника Владиславу, приказала старосте деревни Ивану
Сусанину вести ее к Михаилу. Сусанин, догадавшись о замысле поляков, успел послать гонца к
инокине Марфе и царю Михаилу, чтобы те спасались за крепкими стенами Ипатьевского
костромского монастыря, а сам повел шайку поляков по разным окольным дорогам, а затем,
заведя их в леса и болота и уверившись по времени, что царь теперь уже в безопасности, открыл
полякам истину. Те зверски его умертвили. Так честно умер крестьянин Сусанин за своего
государя, показав пример доблести всем русским людям на вечные времена!

Инокиня Марфа и Михаил проживали в Ипатьевском монастыре, когда в Кострому прибыло
торжественное посольство от земского собора просить Михаила Федоровича на царство. Когда
посольство 14 марта явилось в сопровождении крестного хода в Ипатьевский монастырь, Марфа с
гневом говорила главным послам — Рязанскому архиепископу Феодориту и боярину Федору
Шереметеву, что русские люди измалодушествовались, в годы смуты часто изменяли своим
правителям и что она не может отпустить сына на царство. Долго просили и молили послы, и
только к вечеру, когда архиепископ, взяв икону Феодоровской Божией Матери, стал грозить
инокине, что Бог на ней взыщет конечное разорение государства, Марфа уступила и благословила
сына. Только через месяц, ввиду больших неустройств в Москве, молодой государь мог прибыть
в столицу, all июля он торжественно венчался на царство, причем дядя государя боярин Иван
Никитич держал Мономахову шапку, князь Трубецкой — скипетр, а князь Пожарский — державу
(золотое яблоко). На другой день Пожарскому был пожалован высший в Москве сан боярина, а
Кузьме Минину — сан думного дворянина. Награда эта давала Минину право заседать в боярской
думе, рядом со знатнейшими особами и родственниками государя. Не была забыта молодым
царем и семья Сусанина: Богдану Сабинину, мужу Антониды, единственной дочери Сусанина,
была пожалована половина дворцовой деревни Деревнищ «за службу и за кровь тестя его» с
освобождением его и его потомства от всяких податей. Так милостями спасителя Отечества
началось новое царствование, а с ним началось и правление новой династии — Романовых!

Первые Романовы

Михаил Фёдорович.- Борьба с врагами, заселение
новых земель

Мир со Швецией и Польшей

Тяжелое наследство досталось избранному молодому царю.

Пограбленные врагом города, сожженные села, вытоптанные, заброшенные поля, толпы
нищих, голодных, ограбленных, полуодетых — вот что мог видеть он по пути из Костромы в
Москву. Чуть не половина земли была вконец разорена войной и разбойными грабежами.