Россия под скипетром Романовых

лице и на шее. От страшного зноя трудно было дышать. Раскаленный сыпучий песок сквозь обувь
обжигал ноги, в песке вязли пушки, и отряд медленно двигался вперед. Временами поднималась
буря: за тучами песка, вздымаемого ветром, ничего нельзя было разглядеть, песок слепил глаза и
захватывал дыхание. Запас воды, навьюченный в мехах на верблюдов, скоро иссяк, а колодцы
встречались редко — верст на 50-60 один от другого — и были они очень глубокие. Вытащить
ведро воды требовало много времени, и отряд подолгу должен был топтаться у колодца. Вдобавок
идти приходилось всегда настороже: туркмены, удивительные стрелки и наездники, сжившиеся с
этой обстановкой, на диких своих конях кружились все время около отрядов, тревожили их
внезапными нападениями. Каждую ночь несколько раз тревога будила и поднимала на ноги
солдат, не давая им отдохнуть после утомительного перехода.

Главный из четырех отрядов, шедших под начальством генерала Кауфмана, едва не погиб
целиком: он втянулся в самое сердце песчаной пустыни, где не раз погибали караваны, куда даже
привычные туркмены избегали заезжать. На десятки верст вокруг не было ничего, кроме
сыпучего раскаленного песка. Верблюды падали и околевали десятками — весь путь отряда был
усеян их трупами. Солдаты выбивались из сил. С неимоверными трудностями, рискуя гибелью
всего отряда, русские, наконец, достигли обитаемых местностей; мертвая пустыня была пройдена,
впереди начались пространства, где была уже вода и, благодаря ей, растительность и были
раскинуты поселения: отряд дошел до Хивинского ханства. С такими же лишениями и трудами
добрались до места назначения и другие три отряда. Хивинцы, никогда не видавшие вражеского
войска на своей земле и считавшие себя за песками в безопасности, были поражены ужасом.
Хивинское войско, собравшееся было навстречу врагам, разбежалось от нескольких пушечных
выстрелов, и русские с торжеством вступили в столицу ханства Хиву. Поход был окончен.

Перепуганный хан покорно принял условия, предписанные ему победителями; он уступил
России весь правый берег р. Аму-Дарьи и прилегающие к нему хивинские земли; он обязался
настрого запретить своим подданным набеги на русские владения, дать свободный доступ для
торговли русским купцам, навсегда отменил в своем государстве рабство и запретил торговлю
людьми; самое ханство Хивинское признало над собою покровительство России.

Третье ханство — Кокандское — из-за происходивших в нем внутренних междоусобий и
замешательств было включено в состав империи в 1876 году. Молодой генерал Скобелев,
отличившийся уже в хивинском походе, быстро усмирил эти замешательства и подавил
поднявшееся было восстание части кокандцев против России. Из Ко-кандского ханства была
образована новая область — Ферганская.

Немного позже наши владения в Средней Азии раздвинулись еще шире в сторону туркменской
степи, лежавшей к западу от Бухарского и Хивинского ханств до самого Каспийского моря. Еще в
1873 году русские овладели южной половиной восточного берега этого моря, тут построено было
несколько укреплений, и в том числе Красноводск. Из этих укреплений и решено было вести
войну против туркменского племени — ахалтекинцев, не дававших покоя нашим
среднеазиатским владениям своими смелыми набегами. В 1879 году предпринят был поход в
туркменскую степь. Но он оказался неудачным. Тогда государь Александр Николаевич поручил в
следующем году начальство в новом походе генералу Скобелеву, прославившемуся и в войне с
турками 1877—1878 годов. Хорошо знавший местные условия, Скобелев сделал заблаговременно
все нужные для него заготовки. Война с туркменами была не легче и хивинского похода, но
Скобелев предвидел все трудности и смело пошел им навстречу. В октябре 1880 года войска
Скобелева выступили из Красноводска, а в конце ноября по пути соединились с вспомогательным
русским отрядом, пришедшим из Туркестана; 12 января 1881 года взят был приступом Геок-Тепе,
где сосредоточилась вся сила ахалтекинцев. Туркмены смирились и просили о принятии их в
подданство России. Это совершилось уже в первые месяцы царствования императора Александра