Россия под скипетром Романовых

А Шамиль между тем, покинутый почти всеми, с небольшим отрядом храбрецов, готовых
положить голову за своего пророка, укрепился в ауле Гуниб, стоявшем на огромной
труднодоступной скале.

Шамиль перед князем Барятинским

Войска плотным кольцом со всех сторон окружили гору. Прибыл сам главнокомандующий
князь Барятинский. Ночью в русском стане забили тревогу, как бы к началу приступа. Горцы,
полагая, что русские уже взбираются на гору, открыли в ту сторону непрерывную пальбу, стали
скатывать в темноте огромные каменные глыбы, но тревога была ложная, чтобы отвлечь
внимание горцев в эту сторону. А между тем с другой стороны, которая по крутизне считалась
совершенно неприступной, солдаты в темноте взобрались на вершину горы, и с рассветом горцы
увидели перед собой, в нескольких стах шагов от аула целый полк, готовый к приступу.

После короткого колебания Шамиль решил выйти из аула и сдаться (25 августа 1859 года).
Громкое «ура» раздалось в рядах, когда мимо проходил пленником грозный Шамиль, 30 лет
бывший непримиримым врагом России. Барятинский ласково встретил своего пленника. Государь
император, умевший ценить истинное мужество и во враге, также отнесся к бывшему владыке
восточного Кавказа приветливо. Шамиль дожил свои дни в почетном плену, в Калуге. Его
сыновья взяты были на воспитание в кадетский корпус, а потом вступили на русскую службу.
Император Александр Николаевич, подобно своему отцу, счел нужным посетить далекую
кавказскую окраину. Он также пробовал личным своим присутствием и переговорами склонить к
мирному подчинению непокорившихся еще горцев Западного Кавказа, но эта попытка также не
достигла цели. Брат императора великий князь Михаил Николаевич, назначенный вместо князя
Барятинского (в конце 1862 года) наместником Кавказа, принужден был продолжать военные
действия. Генерал Евдокимов, несколько лет уже ведший войну с горцами Западного Кавказа,
особенно в За-кубанском крае, весной 1864 года счастливо ее закончил.

Одни за другими горцы Западного Кавказа покорились русским войскам, и таким образом
завершилась беспримерная по трудности и упорству полувековая борьба. От Черного моря до
Каспийского все подчинялось теперь русской власти. И Кавказские горы, и Закавказье прочно
слились с Россией и зажили общей с нею мирной жизнью. Император Александр Николаевич,
получивши от великого князя-наместника известие об окончательном покорении Кавказа ко дню
своего рождения, ответил ему следующей телеграммой: «Лучшего подарка получить не мог.
Спасибо от души тебе, Евдокимову и славным нашим войскам».

Завоевания в Средней Азии и на Дальнем
Востоке

В то время как заканчивалась война на Кавказе, России пришлось взяться за оружие еще в
другом месте своей азиатской границы.

Русские с давних пор стали проникать в киргизскую степь, лежавшую к востоку и северо-
востоку от Каспийского моря. Уже во время Петра Великого построены были по Иртышу
укрепления — Омск и Семипалатинск.

Затем в царствование Анны Иоанновны часть киргизов вступила в подданство России; но
другие киргизы продолжали нападать на наши пограничные владения. От них приходилось