Россия под скипетром Романовых

16 сентября князь Пожарский писал полякам, что дольше сопротивляться им не стоит. В ответ
на это предложение польские начальники прислали гордое и надменное письмо, где позволили
себе нагло издеваться над русским войском и русским народом; но уже через несколько недель
полякам пришлось сильно пожалеть о своем хвастливом и дерзком ответе: 22 октября русские
взяли приступом Китай-город, а через четыре дня поляки должны были сдать и сам Кремль.

Великая русская столица — Белокаменная Москва — снова принадлежала русскому народу.

Когда суровые воеводы и воины, придя на Лобное место, увидали вышедший из Кремля
крестный ход и епископа, несшего Владимирскую чудотворную икону Божией Матери, которой
уже не чаяли никогда видеть, они, по словам современника, «слез источники источиша и
облабызаху Святую икону сию». После молебствия на Лобном месте князья Пожарский и
Трубецкой вместе со всем ополчением вошли в Кремль, который представлял самую печальную
картину разорения: поляки, сидя там, оскверняли церкви, рассекали образа Христа и Богоматери,
переворачивали престолы.

Как только привели хоть немного в порядок кремлевские святыни, русские люди стали думать
о самом важном и неотложном деле — об избрании царя. Измученные годами смуты, они
единодушно признавали, что теперь нужно выбрать такого царя, перед которым бы все могли
единодушно преклониться. Готовились к избранию государя с глубоким благоговением: во все
города было послано от священного собора предложение всем православным поститься три дня и
молить Бога даровать России царя и благополучие и мир всему государству. После того из
Москвы было велено прислать изо всех городов «выборных, лучших, крепких и разумных людей
для земского совета и для царского избрания». Так собрался в Москве в самом начале 1613 года
Великий Земский Собор, которому и предстояло избрать государя. На этом соборе находились
выборные представители от всех сословий русского народа, в том числе и от крестьянского и от
казачьего. Земский собор этот прежде всего постановил, чтобы отнюдь не выбирать Воренка —
сына Марины — или какого-нибудь иностранного принца, а выбрать из русских великих
боярских родов. Затем все жители Москвы и все выборные от других городов, разных чинов люди
после долгого обсуждения, 7 февраля, единодушно решили быть царем русским двоюродному
племяннику последнего государя из дома Рюрика Михаилу Федоровичу Романову. Не только
земские люди всяких чинов, но и казаки решительно и радостно стали за него. Все знали
государственные заслуги его предков, начиная с первых дней Москвы, хорошо помнили
страдания всей семьи Романовых при Годунове и особенно Филарета Никитича под Смоленском
и в польском плену и бедственную жизнь самого юноши Михаила в Москве, когда там сидели
поляки, которые держали его с матерью как пленника.

Однако окончательное торжественное избрание отложили на две недели, чтобы за это время
послать в ближайшие к Москве города верных и богобоязных людей, дабы они сведали, кого
желает народ в государи. Через две недели посланные вернулись в Москву и доложили собору,
что у всех русских людей одна общая мысль: быть царем Михаилу Федоровичу Романову, а
кроме него иного не хотят.

В неделю Православия, 21 февраля в Успенском соборе после торжественного молебна все
выборные люди избрали царём своим Михаила. «Да примет он,- говорилось в избирательной
грамоте, подписанной участниками собора,- скипетр Российского царства для утверждения
истинныя нашея православныя веры, и чтобы Господь Бог Его Государским призрением во всем
Московском Государстве расточенные и разоренные исправил и во едино благочестие совокупил
и междоусобие утолил и вся благая Московскому Государству устроил»