Россия под скипетром Романовых

причем они получили и новое улучшенное устройство. В Сибири открыто первое высшее учебное
заведение (университет в Томске). Очень заботился государь о распространении низшего
образования в городах и селах. Уездные училища в большей части городов преобразованы были в
городские училища. При учреждении земств им в обязанность вменена забота о заведении
начальных сельских школ. Земства охотно занялись этим, и число школ стало значительно
увеличиваться. В тех губерниях, где не было земства, заботы о сельских школах приняло на себя
правительство. Для обеспечения городских и сельских училищ подготовленными учителями
открыты были учительские семинарии и институты. Император Александр Второй по
справедливости должен быть назван создателем сельской школы. Наконец, государь и
императрица Мария Александровна способствовали более широкому распространению женского
образования. При начальных училищах в городах были устроены отделения для девочек. В
городах же открыты были женские гимназии и прогимназии для приходящих учениц в отличие от
закрытых заведений — институтов, где воспитаницы должны были проживать в самом заведении.
В конце царствования открыт был женщинам доступ и к высшему медицинскому образованию.

В заключение следует упомянуть, что за 26-летнее царствование императора Александра
Второго Россия ушла вперед по пути торгового и промышленного развития. Улучшились и пути
сообщения: при вступлении государя на престол железных дорог в России не было и одной
тысячи верст, а к концу его царствования протяжение их составило около двадцати тысяч верст.
Ценно то, что увеличившееся число учебных заведений дало возможность вести и развивать
промышленность в России при помощи русских техников и инженеров. Постройка железных
дорог равным образом совершилась преимущественно русскими инженерами.

Замирение Кавказа

Парижский мир 1856 года ослабил силы и значение России на Черном море, но наша нелегкая
борьба с горцами продолжалась с успехом. Это борьба, тянувшаяся без перерыва уже свыше
полувека, становилась чем дальше, тем труднее. Вначале горцы действовали порознь, защищая
лишь свою разбойничью вольность. Но позже, во времена императора Николая Павловича, в
горах появились проповедники священной войны, призывавшие горцев сплотиться для борьбы с
русскими; их страстная проповедь разожгла среди мусульман-горцев невиданное дотоле
одушевление, изуверскую ненависть к христианам. Особенно опасно для нас было это движение в
восточной половине Кавказских гор: жители этих областей (Чечни и Дагестана) и прежде
выделялись среди других горских племен дикой храбростью. В горах Дагестана появился
необыкновенный по дарованиям и силе духа человек, величавший себя пророком. Это был
знаменитый Шамиль. Никто из горцев не мог сравниться с ним в силе и ловкости. Он не знал ни
усталости, ни болезни. Спокойно, точно гуляя, разъезжал он под градом пуль и снарядов,
сыпавшихся на него. Не только простодушные горцы, но даже русские солдаты считали его
волшебником, заговоренным от пули и ядра. В то же время Шамиль отличался строгим
благочестием, редким знанием священных книг и законов своей веры. Его красноречие
производило потрясающее впечатление на толпу, которая точно пьянела от его страстных речей и
с диким одушевлением шла за ним, хотя бы на верную смерть.

Вольнолюбивые горцы, не привыкшие никому подчинять свою дикую волю, сами в порыве
одушевления становились под власть этого удивительного человека, которого они суеверно
признавали пророком, добровольно сносили его строгое, а иногда и жестокое управление. Скоро
вся Чечня и Дагестан признали над собой власть Шамиля, и русским пришлось иметь дело уже не
с раздробленными шайками разбойников, а с целым народом, действовавшим сплоченно и
дружно. Всякий поход русских в горы вызывал движение во всех окрестных аулах, и отряд бывал
окружен множеством невидимых врагов, осыпавших его градом пуль с каждого дерева, из-за
каждого камня. Огромные скопища горцев, ослепленных сильным одушевлением, не знавших