Россия под скипетром Романовых

чтобы все нужное и полезное для крестьян в этом проекте было сохранено. Несмотря на
первоначальное противодействие большинства членов, благодаря твердости и настойчивости
великого князя проект был принят лишь с некоторыми несущественными изменениями. В
последнем заседании главного комитета государь лично присутствовал и по окончании заседания
благодарил великого князя за его труды: несколько раз обнял его и поцеловал. Теперь предстояло
внести проект на рассмотрение Государственного совета.

Первое заседание совета (28 января 1861 года) открыл сам государь, произнесший
замечательную речь. Он говорил, что откладывать это дело больше нельзя, что необходимо его
окончить в феврале, чтобы объявить волю к началу полевых работ. Указав далее на то, что было
сделано для облегчения крепостного права его державными предками, государь сказал: «Мы не
желали, давая личную свободу крестьянам, сделать из крестьян людей бездомных… Мы хотели
избегнуть того, что происходило за границей, где преобразование совершилось почти везде
насильственным образом…»

В заключение государь предлагал членам Государственного совета с Божьей помощью
безотлагательно приступить к работе.

Речь императора произвела на всех ее слышавших глубокое, неотразимое впечатление. «Эта
речь, — пишет один современник, — поставила государя бесконечно выше всех его министров и
членов совета. Отныне он приобретал себе бессмертие…»

В середине февраля Положение об освобождении крестьян от крепостной зависимости и
дальнейшем их устройстве было рассмотрено и одобрено Государственным советом. При
рассмотрении его самодержцу не раз приходилось обеспечивать своим твердым вмешательством
сохранение коренных начал осуществляемого им преобразования.

18 февраля 1861 года, в шестую годовщину смерти своего отца, император Александр
Николаевич долго молился у его гробницы в Петропавловском соборе. На другой день, 19
февраля, министр внутренних дел привез государю для подписания закон об освобождении и
устройстве быта крестьян и Высочайший манифест об этом. Император приказал выйти всем из
кабинета; ему хотелось перед подписанием этого великого закона «остаться, — как он сам
говорил, — наедине со своею совестью».

Знаменательный манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости был
составлен, по желанию государя, митрополитом Московским Филаретом. В начале манифеста
говорилось о тех общих основаниях, на которых производилось освобождение крестьян. Далее
государь выражал свою благодарность дворянству, «которое добровольно, побуждаясь только
уважением к достоинству человека и христианскою любовью к ближним, отказалось от
упраздняемого ныне крепостного права…» Вместе с тем император выражал надежду, что
«крепостные люди, при открывающейся для них новой будущности, поймут и с благодарностью
примут важное пожертвование, сделанное дворянством для улучшения их быта». Крестьяне
призывались в манифесте «к верному и прилежному употреблению в дело дарованных им прав».
«Самый благотворный закон, — говорилось в манифесте, — не сможет людей сделать
благополучными, если они не потрудятся сами устроить свое благополучие». Заканчивался
манифест 19 февраля высокотрогательными словами, которые всякий русский человек должен
всегда помнить: «Осени себя крестным знамением, православный народ, и призови Божие
благословение на твой свободный труд, залог твоего домашнего благополучия и блага
общественного».