Россия под скипетром Романовых

Относительно задуманного им преобразования государь часто совещался с министром
внутрених дел Ланским. Министр под влиянием этих бесед стал убежденным сторонником
отмены крепостного права и много поработал для проведения в жизнь этого великого дела.

Государь еще в начале 1857 года образовал из высших государственных сановников особый
комитет, которому повелел обсудить возникавшие в предыдущие царствования предположения
об улучшении быта крестьян и составить проект освобождения их от крепостной зависимости.
Однако многие члены комитета были противниками намеченной меры. Хотя дело освобождения
имело горячего сторонника в лице великого князя Константина Николаевича, входившего в
состав комитета, однако работы в нем шли медленно. Было видно, что большинство членов не
сочувствует освобождению крестьян и во всяком случае не считает его делом ближайшего
времени. Уже летом 1857 года государь был вынужден напомнить комитету «не откладывать дела
под разными предлогами в долгий ящик». Затем государь, видя, что трудно всецело положиться
на комитет, обратился к иным средствам проведения своей мысли.

В конце октября 1857 года в Петербург прибыл виленский генерал-губернатор Назимов,
бывший в молодости личным адъютантом государя, и предоставил ему адрес дворян Виленской,
Ковенской и Гродненской губерний. Эти дворяне, боясь установления в их имениях обязательных
инвентарей, были склонны лучше уже освободить своих крестьян от крепостной зависимости, но
только без наделения землей. Они и просили государя разрешить им обсудить этот вопрос.
Привезенный Назимовым адрес передан был государем на рассмотрение в комитет. Большинство
членов комитета высказалось за отклонение просьбы дворян трех губерний. Четыре же члена
комитета, и в числе их великий князь, подали другое мнение — разрешить тем дворянам
образовать губернские комитеты для обсуждения вопроса об улучшении быта крестьян с
предоставлением им в собственность усадеб, на которых они жили, и в пользование —
необходимого количества земли. Государь согласился с мнением четырех членов, и 20 ноября
1857 года дан был на имя Назимова соответствующий высочайший рескрипт.

Рескрипт этот был сообщен тогда же министром внутренних дел Ланским всем губернаторам и
понят на местах дворянами как определенный призыв их государем к тому же делу.
Петербургское дворянство первым отозвалось на этот призыв, и уже 5 декабря 1857 года ему
было разрешено государем образовать губернский комитет для составления проекта об
улучшении быта крестьян. 17 декабря нижегородское дворянство представило государю адрес,
выражая в нем готовность «исполнить священную волю его на тех условиях, какие ему
благоугодно будет указать». Вслед за тем последовали подобные же всеподданнейшие адреса от
дворян всех других губерний. Вскоре вся Россия покрылась сетью дворянских губернских
комитетов, которые деятельно принялись за работу.

Государь зорко следил за деятельностью этих комитетов. Узнав, что в некоторых из них
обсуждается вопрос о необходимости вознаграждения помещиков за самое освобождение
крестьян, он велел министру Ланскому немедленно всем разъяснить, что «личность крестьянина и
обязательный его труд выкупу подлежать не могут». В другой раз, узнав, что некоторые комитеты
стали обсуждать вопрос о предоставлении крестьянам в собственность полевых угодий (в
рескрипте говорилось только об усадебной оседлости), государь велел объявить всем комитетам
свое полное одобрение подобному начинанию.

После открытия комитетов государь счел необходимым предпринять в августе 1858 года
поездку по северным и средним губерниям. Всюду в губернских городах, где останавливался, он
приглашал к себе дворян и беседовал с ними. Там, где комитеты работали хорошо и согласно его
предначертаниям, император благодарил; там, где действовали вяло, нерешительно, он поощрял,
торопил; к тем же комитетам, где возникали разные споры, он обращался со словами укоризны.
Эта поездка оказала весьма благодетельное влияние на дело скорейшего освобождения крестьян.