Россия под скипетром Романовых

Великого Россия вела упорную борьбу, имела ряд кровавых войн с Турцией. Причины этой
упорной вражды были так глубоки и значительны, что надеяться на прочное примирение было
невозможно. С одной стороны, для России было прямой необходимостью прочно усмирить
полудикие племена, разбойничавшие на нашей юго-восточной границе, Турция же, связанная с
этими племенами общей мусульманской верой, а с некоторыми из них и кровным родством, не
могла оставить своих единомышленников и единоверцев без поддержки. С другой стороны,
христианские народы, порабощенные и угнетенные мусульманами-персами и турками, давно уже
молили о помощи единоверную Россию, и заступничество за наших единоверцев-православных
также втягивало нас в войны с соседними мусульманскими державами. Наконец, Каспийское и
особенно Черное море, по их положению, представляют такие выгоды, что обладание их берегами
драгоценно для всякого народа; если турки не могли сразу примириться с потерей северного
берега Черного моря, то для нас дальнейшие завоевания по берегам этого моря были желанным
приобретением. Поэтому, хотя Россия войн с Турцией и не искала, но уклоняться от вызова тоже
не имела причины.

Этими причинами вызваны были все наши войны с Турцией и отчасти с Персией в XVIII веке
— при Петре Великом, Анне Иоанновне, Екатерине Великой; они же вызывали неоднократно
новые войны на Ближнем Востоке и в XIX веке — в царствования Александра Благословенного
(1801—1825), Николая Первого (1825—1855) и Александра Второго (1855—1881). Мелкая же
война с хищными племенами велась здесь все время, без перерыва, как это было прежде, до Петра
Великого.

Завоевания Екатерины Великой сильно облегчили России эту борьбу, оградив морским
берегом значительную часть нашей южной границы. Не только для населения Новороссии, но
даже для Донского казачества наступила пора более мирной жизни, миновала нужда быть
постоянно настороже на случай разбойничьего набега.

Но борьба с азиатскими племенами не прекратилась и в XIX веке. Только боевая линия,
требовавшая постоянной военной защиты, стала короче и передвинулась дальше на юго-восток, в
предгорья Кавказа.

Предкавказье и Грузия

Высокая гряда Кавказских гор перерезает наискось широкий перешеек между Каспийским и
Черным морями. С севера к этим горам подходит широкая степь, где кочевали испокон веков
хорошо знакомые русским татарские и калмыцкие орды. Две большие реки, стекая с гор, текут по
этой степи: Терек на востоке — в Каспийское море, Кубань на западе — в Черное.

Русским издавна пришлось познакомиться с этими местами. Богатая Персия, прилегающая с
юга к Каспийскому морю, привлекала к себе русских купцов для торговли, а казаков соблазняла
на легкие и добычливые набеги. Уже во времена Грозного казаки заплыли морем с Волги в устье
Терека и здесь построили свои городки — Тюмень и Тарки. Так началось славное впоследствии
Терское казачье войско. Те казаки, которые селились подальше от устья Терека, в горах,
назывались гребенскими (горными). Понятно, что терским и гребенским казакам приходилось
постоянно защищать свои городки от набегов диких горских племен. Наравне с донскими и
уральскими казаками они считались на службе у Московского царя, и уже Грозный посылал на
далекий Терек свое царское жалованье и подкрепления из московских стрельцов и служилых
людей.

В то же время начались и сношения России с православной Грузинской землей, лежащей за
Кавказом по южным склонам гор и в плодородных долинах. Грузины — малочисленный, но