Россия под скипетром Романовых

содержание, бедствовали и не всегда удерживались от предлагаемых им взяток. Император в
заботах о служащих уже через два года после вступления на престол издал закон о пенсиях за 35-
летнюю беспорочную службу. К людям, служащим верой и правдой, хотя бы занимавшим
маленькое место, император относился с большой сердечностью. Однажды в мороз он увидал
чиновника, который шел в одном сюртуке; узнав, что у того только одна, и притом плохая,
шинель, которая находилась в починке, император прислал бедному чиновнику в тот же день
новую хорошую шинель. Узнав затем, что этот чиновник служит исправно, государь велел
увеличить ему жалованье.

В другой раз, идя по Невскому проспекту, государь увидел бедные дроги с гробом,
тащившиеся на кладбище. За гробом не было никого провожатых. Осведомившись, что хоронят
бедного чиновника, прослужившего верой и правдой 25 лет, император пошел за гробом. Видя
государя, следующего за гробом, многие стали присоединяться к погребальному шествию;
пройдя некоторое расстояние, государь попросил идущих с ним совершить последний
христианский долг и проводить вместо него тело скончавшегося слуги царя и Родины до
кладбища. Сам государь должен был вернуться во дворец и заняться неотложными делами.
Конечно, желание императора было в точности исполнено. Затем государь на свой счет велел
поставить памятник над могилой этого чиновника с надписью: «От Императора за верную 25-
летнюю службу». Так заботливо относился государь к людям, честно и добросовестно
исполнявшим свой служебный долг.

Польское восстание и положение западнорусских
областей

При императоре Александре Первом, относившемся к полякам очень благожелательно,
Польша стала быстро оправляться от былого разорения и скудости. Благосостояние поляков
быстро увеличивалось: проводились дороги, возникали фабрики и заводы, умножалось
количество учебных заведений, открылся в Варшаве университет. В правительственных местах, в
судах и в школах везде был польский язык; все чиновники, высшие и низшие, были поляки. Было
сохранено и польское войско. Казалось, поляки должны были быть довольны, что они могут
спокойно жить и трудиться под скипетром русских императоров, в столь благоприятных для них
условиях. Но в действительности было не так. Польский сейм, собиравшийся в Варшаве каждые
два года, только то и делал, что предъявлял все новые и несообразные требования и отвергал
предлагаемые меры к упорядочению дел в Польше. Уже в последние годы жизни императора
Александра вся Польша покрылась множеством тайных обществ, мечтавших не только о полном
отделении от России, но и о присоединении к Польше всей Литвы, Белоруссии и Малороссии.
Польским мечтателям грезилась великая Польша от моря до моря, то есть от моря Балтийского до
Черного, хотя такой Польши никогда и не существовало.

В то время как тайные общества действовали снизу, возмущая и восстанавливая против России
народ, знатные поляки, занимавшие видные должности, старались усыпить бдительность
наместника царства Польского — цесаревича Константина. Поляки волновали население и в
соседних с ними русских губерниях — белорусских и малоросских.

Император Александр проявил свое особое расположение и к полякам, жившим в этих
губерниях. Хотя их там было и немного, только помещики и их дворяне да некоторое количество
мещан, тем не менее в западном крае не были введены законы Российской империи, а сохранены
законы прежней Польши. Польским шляхтичам, даже беспоместным, предоставлены были все
права русского дворянства. Они по-прежнему занимали все должности по гражданской службе: и
в правительственных местах, и в судах русского чиновника было не найти. По-прежнему, как во