Россия под скипетром Романовых

В 1842 году, когда в Государственном совете обсуждался вопрос об обязанных крестьянах,
государь сказал: «Крепостное право, в нынешнем его у нас положении, есть зло всем
ощутительное и очевидное».

В течение своего царствования Николай Павлович учредил еще несколько комитетов по
крестьянскому делу. Ничего существенного и эти комитеты не принесли. Но все же государю
удалось осуществить несколько подготовительных мер для последующего освобождения
крестьян: так, крестьяне получили право покупать с разрешения помещиков землю в свою
личную собственность; было запрещено продавать крестьян по частным взысканиям с их
помещиков отдельно от семейства как с землею, так и без земли; затем крестьяне, с разрешения
помещика и по особому с ним договору, получили право приобретать землю в свое постоянное
пользование за определенные повинности. Такие крестьяне стали называться «обязанными».

Государь не только не раздавал частным лицам казенных имений с крестьянами, но еще велел
покупать в казну имения разорившихся помещиков, бывшие крепостные которых, таким образом,
превращались в государственных крестьян. Беглых крепостных, ушедших на окраины (в
Новороссию, Бессарабию и т.п.), правительство оставляло на свободе, вознаграждая за них
помещиков. Император очень скорбел о прибалтийских крестьянах, освобожденных до него
тамошними помещиками без земли, и решительно заявил, что никогда не допустит в России
безземельного освобождения крестьян.

Император Николай до конца дней своих не переставал стремиться к тому, чтобы своими
мероприятиями облегчить для своего преемника окончательное решение крестьянского дела: «Я
должен, — говорил он, — передать это дело сыну с возможным облегчением для его
разрешения».

Но если для крестьян крепостных было сделано сравнительно немного, зато император
Николай Павлович может поистине быть назван благодетелем крестьян государственных,
которых в ту пору было около 8 миллионов.

Для заведования казенными землями и крестьянами, жившими на них, было учреждено особое
министерство государственных имуществ, во главе которого был поставлен граф Киселев,
благороднейший человек того времени. Граф деятельно занялся благоустройством
государственных крестьян, и его меры всегда встречали поддержку и одобрение государя.

До графа Киселева государственные крестьяне были обременены множеством тяжелых
повинностей. На них почти одних лежала забота о починке и содержании дорог, мостов и т.п.
Крепостные крестьяне часто, благодаря просьбам своего влиятельного помещика, освобождались
от этих повинностей. Киселев прежде всего избавил государственных крестьян от такой
несправедливости. Затем он стал постепенно переводить их на оброчное положение. Наконец, они
получили право решать многие дела сами, через своих выборных. Государственные крестьяне
стали разделяться на волости, которые делились на сельские общества, выбиравшие старост,
сотских и прочие сельские власти. Вообще устройство государственных крестьян при Николае
Павловиче напоминает то устройство, которое получили впоследствии крепостные после своего
освобождения.

Надо заметить, что заботливость императора Николая о государственных крестьянах шла еще
дальше: не были забыты и их духовные потребности — во многих деревнях государственных
крестьян были устроены сельские школы.

Из других сторон внутренней деятельности императора нельзя еще не отметить его заботы о
чиновниках. Последние, часто служа до глубокой старости и получая весьма маленькое