Россия под скипетром Романовых

Создавшееся после смерти императора Александра Павловича положение показалось этим
заговорщикам наиболее удобным для приведения своих замыслов в исполнение.

Император Николай I (c 1825 по 1855)

14 декабря, в день, назначенный в Петербурге для принесения присяги императору Николаю,
лица эти, получившие впоследствии название декабристов, решили смутить войска солдат и
народ, уверяя их, что цесаревич Константин не отрекся от престола и что Николай Павлович
неправильно хочет его занять.

Молодой император в тяжелый день 14 декабря по решимости и силе духа оказался вполне
достоин того великого сана, который ему суждено было принять. Утром манифест о вступлении
на престол был обнародован большинство гвардии, несмотря на старания заговорщиков,
присягнуло императору Николаю Павловичу; только меньшую часть войск заговорщикам удалось
увлечь на Сенатскую площадь, куда собрались и главнейшие из них.

Ранение Милорадовича на сенатской площади

Император был проникнут горячим желанием образумить заблудших и без кровопролития
восстановить порядок.

Славный герой 1812 года, генерал-губернатор Петербурга Милорадович по повелению
государя отправился на Сенатскую площадь. Прибытие любимого солдатами генерала и его
команда «смирно» установили тишину. Милорадович обратился к солдатам с пламенной речью.
Убедительные слова любимого командира произвели хорошее действие; солдаты уже с криками
«ура» готовы были идти за ним, как вдруг пуля одного предателя, переодетого солдатом, сразила
героя Отечественной войны, который оставался невредимым от вражеских пуль в 50 сражениях.
Тяжело раненного генерала унесли на руках с площади, и через несколько часов он в сильных
мучениях скончался. Утешением для него было сознание, что он умирает за своего государя и что
злодей, его смертельно ранивший, не был солдат.

Пробовали уговаривать мятежников и метрополит Серафим, и младший брат государя Михаил
Павлович, но безуспешно. И только когда мятежники сами начали пальбу, император приказал
стрелять по ним. Двух-трех картечных выстрелов оказалось достаточно, чтобы рассеять
мятежников. К вечеру все главные зачинщики были схвачеры.

Для расследования дела была учреждена следственная комиссия, которая привела к
ответственности 121 заговорщика. Они были преданы суду, котоый приговорил более половины
из них к смертной казни; но государь смягчил приговор, и только пятеро наиболее виновных
были казнены, остальные же сосланы.

Какое впечатление произвели на молодого императора тяжелые события первого дня его
царствования, лучше всего видно из разговора государя через несколько дней после этого с
французским послом: «Душа моя, — говорил он, — глубоко опечалена совершившимся. Но я
имел утешение получить множество выражений преданности и убедиться в горячей любви к
Отечеству населения, искупивших стыд и позор, которые горсть злодеев пыталась возвести на
русский народ».