Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Но, 19 февраля 1855 года неожиданно умер император Николай I. Как настоящий солдат, несмотря на тяжелую простуду, он продолжал работать по восемнадцать часов в сутки. Когда лейб медик пытался сказать ему о недопустимости подобного поведения, император ответил ему: «Ты свой долг выполнил, позволь же и мне выполнить мой долг!». Через две недели он скончался. Перед смертью он полностью разочаровался в своих австрийских «союзниках», убедился в коварстве британцев и французов. Весь его мир, та Россия, которую он строил в течение тридцати лет своего царствования, была погребена под руинами Севастополя. Умирая, император Николай I сказал своему сыну: «Сдаю тебе мою команду, к сожалению, не в том порядке, как желал!»…
На престол вступил император Александр II. Смена власти во время войны еще никогда и никому на пользу не шла. Новый глава государства должен был прямо с ходу решить задачу огромной сложности — не проиграть войну, которая уже давно шла совсем не по нашему сценарию. В варианте «союзников» в конце этого военного спектакля Россия должна была потерпеть сокрушительное поражение. И потому пока новый царь входит в курс дела, европейцы продолжают осаду. В марте вновь начинаются сильнейшие обстрелы Севастополя. Среди сотен жертв у нас снова убит адмирал — на этот раз адмирал Истомин. Вскоре огонь еще больше усиливается — артиллерийская подготовка длится без перерыва десять дней, однако на приступ «союзники» так и не решаются.
В апреле на фронт прибывает новое подкрепление — 15 тыс. сардинских солдат. Хотя армия союзников тем временем выросла до 120 тыс. человек, англичан в ней было всего 15 тысяч. Как только жизнелюбивые британцы поняли, что на этой войне убивают по настоящему, их ряды стали стремительно сокращаться. Зато турок и французов, султан и Наполеон III наприсылали воевать за британские интересы с избытком! Численность же русских войск так быстро, как у противника, расти не может. Мы снова ведем войну на нескольких фронтах: на Кавказе с турками, там же против горских повстанцев. Серьезный воинский контингент военное командование вынуждено держать в европейской части страны на случай враждебных действий Австрии. Таким образом, противник под Севастополем становился все сильнее.
Пользуясь своим абсолютным господством, агрессоры начинают более активные действия. Англо французский десант занимает Керчь и предпринимает ряд других десантных операций на Черноморском и Азовском побережьях. Войска «просвещенных» европейцев при этом вели себя совсем как «дикие» турки, не щадя мирных жителей, убивая и женщин и детей! Были разорены города Анапа, Бердянск, Мариуполь. Отвлекая, таким образом, русские силы, европейцы готовились к решительному штурму Севастополя. Испытывая любовь к памятным датам, Наполеон III повелел произвести его 6 июня — в годовщину битвы при Ватерлоо. Победа в этот день над русскими должна была символизировать новые отношения межу двумя европейскими странами и показать всему миру англо французское братство по оружию. Приступ начался на рассвете. Наши войска отчаянно сопротивлялись и сумели его отразить.
Проходит более двух месяцев, пока 24 августа европейцы снова решаются атаковать город. Они начинают трехдневный обстрел, затем опять следует штурм. Противник всюду отбит, однако французам удается захватить Малахов курган — ключ ко всей обороне. Несмотря на все попытки русских войск вернуть его, это не удается. Дальнейшая оборона Севастополя становиться практически невозможной. Русские войска покидают город, героически оборонявшийся почти год, взрывая укрепления и потопив последние остатки Черноморского флота. Падение Севастополя автоматически решило и участь всей кампании. Война плавно переросла в перемирие, а затем в январе 1856 года в Париже начались переговоры, завершившиеся подписанием позорного для нас мирного договора. Под предлогом «демилитаризации» Черного моря, России запрещалось иметь здесь военно морской флот, строить крепости и военно морские базы. Помимо того мы уступали Южную Бесарабию Молдавии и возвращали Турции все завоеванное у нее на Кавказе. Русский протекторат над турецкими христианами, послуживший видимой причиной для втягивания нас в войну, был заменен общеевропейским. Это для того, чтобы впредь Россия не могла под тем же красивым предлогом вмешаться в турецкие дела. Свои задачи англичане решили: Россия была надолго отброшена от черноморских проливов, а общее ослабление страны не позволяло осуществлять дальнейшую экспансию в Средней Азии.