Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

4 сентября 1854 года близ Евпатории состоялась высадка десанта. Он состоял из 28 тыс. французов, 27 тыс. англичан и 7 тыс. турок. Всего в России высадилось, таким образом, около 62 тыс. человек. Командовавший в Крыму князь Меньшиков имел всего около 30 тыс. солдат и примерно 18 тыс. матросов Черноморского флота. 8 сентября на реке Альме произошло первое столкновение. Впервые с момента наполеоновских войн наши войска столкнулись с действительно серьезным противником. Русские войска потерпели поражение, но отступили в порядке, не оставив врагу никаких трофеев. Теперь Севастополь, главная черноморская база русского флота, оставался без прикрытия. Немедленно после получения известия об Альминском поражении, закипела работа по приведению города в состояние обороны. Возглавил войска вице адмирал Корнилов. Он отдал короткий, четкий приказ, дошедший до сердца каждого солдата: «Братцы, царь рассчитывает на нас. Мы защищаем Севастополь. О сдаче не может быть и речи. Отступления не будет. Кто прикажет отступать, того колите. Я прикажу отступать — заколите и меня!».
Союзники медленно продвигались к городу. Их флот вошел в Черное море и блокировал в гавани Севастополя русские корабли. Преимущество европейцев было столь велико, что был отдан приказ о затопление кораблей для преграждения неприятелю доступа на рейд. Флот жертвовал собой для крепости. Один за другим опускались на дно русские корабли, краса и гордость черноморского флота, победители в Синопском бою. Экипажи плакали, следя за тем, как в волнах скрывались мачты гордых кораблей. Английский план постепенно воплощался в жизнь. К 14 сентября британцы заняли Балаклаву, а французы вышли на Федюхины высоты — всего в трех километрах от Севастополя. Сходу штурмовать Севастополь «союзники» не отважились — им пришлось начать осадные работы. Пятого октября 1854 года был произведен первый обстрел Севастополя. После артиллерийской подготовки «союзники» собирались штурмовать город. Чтобы понять кромешный ад охвативший главную стоянку русского флота, достаточно сказать, что «союзный» флот выпустил за один день 50 тыс. снарядов. Еще около 9 тыс. добавили полевые батареи. Самой большим уроном для русских стала гибель вице адмирал Корнилова, души нашей обороны. Обрушив такую массу свинца на русскую оборону противник ничего не добился — запланированный штурм из за возможности огромных потерь пришлось отменить.
Тем временем в Крым стали прибывать свежие войска и вскоре русские силы составили 87 тыс. человек. Подходили подкрепления и к «союзникам», однако они несли огромные потери от холеры, которая плавно перебазировалась на новое место вместе с «союзной» армией. Вскоре скончался даже французский командующий. Теперь русские войска даже превосходили противника, имевшего всего 63 тыс. солдат. Известия от перебежчиков о решении неприятеля предпринять в ближайшие дни штурм Севастополя, также побуждали поторопиться с проведением решительной операции. Генерал Меньшиков решил перейти к активным действиям.13 октября наши войска попытались выбить англичан из Балаклавы, но были отбиты. Это была первая проба сил. Невзирая на неудачу, Меньшиков, правнук главного сподвижника Петра I, решил отвлечь французов ложным маневром, а главный удар нанести по английскому корпусу на Инкерманских высотах. К сожалению, этот план потерпел неудачу. Мы потеряли более 10 тыс. солдат. Французы сообщили о 1811, а англичане — о 2002 убитых. Однако, есть большие подозрения, что потери доблестные европейцы сильно занижали, боясь общественного мнения своих стран. А скрывать было что — отразив наступление русских с большим трудом, англичане и французы сосредоточились на нашей полевой армии, совсем позабыв о Севастополе, и даже первые дни после сражения думали снять осаду. В январе 1855 года русские войска вновь решили перехватить инициативу, но снова были отбиты — на этот раз под Евпаторией. В войне наступило некоторое затишье — ни одна из сторон не могла взять верх.