Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

В то же время британское влияние начинало распространяться на Китай. По Нанкинскому договору 1824 года остров Гонконг был передан Англии в «вечное владение». Но этого мало: проходят Первая (1839-1841) и Вторая опиумные войны, когда англичане силой оружия заставляют китайцев покупать и использовать производимый в британских владениях наркотик. После них Китай был вынужден выплатить контрибуцию и установить льготные таможенные тарифы для английских товаров.
Теперь перенесемся на другой край земли. Когда мы перечисляли соседей России и войны, которые с ними велись, мы постоянно забывали посмотреть на юго восток. Там наша граница тоже была совсем неспокойна. Просто проблемы, причиняемые там России ее соседями, не шли ни в какое сравнение с причиняемыми Турцией, Швецией и Польшей.
Теперь пришло время поговорить и об этом. Великая степь, лежавшая на границах русского государства, столь часто грозившая древним русичам, постепенно покорялась нашим предкам. Далее начинались земли кочевых племен, как и встарь промышлявших разбоем и угоном людей. Территории Кокандского и Хивинского ханства немногим от них отличались — это были средневековые государства, жившие феодальным и даже рабовладельческим строем. Пользуясь занятостью России на других фронтах, они безнаказанно грабили русские окраины. Хивинцы устраивали постоянные набеги на русские поселения, разоряя их, грабили купеческие караваны и угоняли русских людей в неволю. Попытки казаков, самостоятельно обуздать хищников, успехом не увенчались. Добраться до разбойников было непросто: Хива, например, находилась как бы в оазисе, огражденном со всех сторон раскаленными пустынями.
Первым осознал серьезность проблемы Петр I. Он отрядил для прекращения набегов отряд под командованием полковника Бековича. Попытка эта закончилась трагически. Бекович пал жертвой вероломства хивинского хана и собственного легкомыслия. Хан изъявил на словах покорность, а когда беззаботный полковник разделил свой отряд на несколько мелких, хивинцы внезапным нападением вырезали всех русских до последнего человека. После этого на целых сто пятьдесят лет мечта проникнуть в Среднюю Азию со стороны Каспия была оставлена, и распространение русской государственности на юго восток вообще приостановилось на весь XVIII век. К концу 30 х годов XIX века положение здесь сделалось совершенно невыносимым. Набеги продолжались, ситуация очень походила на постоянные нападения крымских татар, но те бесчинства уже давно стали историей. В конце концов, империя просто не могла терпеть больше того, что ее граждан в век просвещения и гуманизма продают на базарах, как скот!
Пришло время наказать разбойников. Император Николай I повелел оренбургскому генерал губернатору графу Перовскому предпринять поход на Хиву. В декабре 1839 года этот второй русский поход в Среднюю Азию закончился неудачей, что вселило в хивинцев и кокандцев уверенность в своей неуязвимости и непобедимости.
Русский народ всегда отличался в истории своей волей и упорством. Только наивные азиаты могли надеяться, что Россия оставит их в покое. Англичане, внимательно следившие за ситуацией, прекрасно понимали дальнейшую перспективу. Средняя Азия обязательно станет русской — это лишь вопрос времени. А сразу за этими землями лежал Афганистан, а за ним — Индия, самая ценная часть мировой империи англичан. Поэтому продвижение России в направлении главной британской ценности, не могло их не насторожить. Однако объяснять все дальнейшие и все уже прошедшие подрывные действия британцев против Российской империи боязнью нашего вторжения в долины Инда и Ганга, будет неправильно. Постоянная борьба Англии с сильнейшей континентальной державой наполняла все их политические действия стройным внутренним смыслом. Будет Россия стремится в Индию, или не будет — это не важно. Надо устранить саму возможность создания и развития мощного и опасного конкурента! Россия должна быть ослаблена, лишена возможности дальнейшего продвижения не только в Азии, но и направлении турецких проливов. Запертый в Черном море русский флот, должен там и остаться. Еще лучше будет, если его не будет вовсе…