Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Проигрывающие военные столкновения персы изливают бессильную злобу по — другому: в 1829 году разъяренная толпа врывается в русское посольство в Тегеране и разрывает на куски посла Грибоедова. «Горе от ума» так и остается без продолжения, а вот желание ослабить Российскую империю становится у англичан и их сателлитов все сильнее. Дипломатическая паутина, которой британские джентльмены опутывают Россию, становится все тоньше. Чтобы втянуть нас в очередную войну приходится разыграть целый политический спектакль…
Греки постоянно вели борьбу за свое освобождение против турецкой империи. Эта вековая вражда оставила огромный след в истории обоих народов. Не дай бог спросить в Афинах кофе по турецки, вас не поймут. Попросите кофе по гречески, и вы получите то, что желали. В девятнадцатом веке отношения между соседями были еще хуже, восстания греков не прекращались. В этот самый момент из Лондона в Петербург поступило предложение оказать совместное давление на Османскую империю. Заявленная цель организуемого «союза» благая — прекращение турецко греческой войны, на самом деле англичане стараются стравить русских с турками.
23 марта 1826 года в Петербурге представителями России и Англии был подписан протокол, определявший условия умиротворения греков, которые «союзники» совместно обязывались предложить султану. Николай I, однако, делает неожиданный эффектный ход. Внезапно он потребовал особым ультиматумом еще и точного выполнения Стамбулом обязательств, принятых Турцией ранее перед Россией относительно Молдавии, Валахии и Сербии. Султан пошел на уступки и 25 сентября 1826 года подписал Аккерманскую конвенцию, обязался соблюдать прежние договора с Россией. Это было большим успехом русской дипломатии — в этой шахматной партии русский император своих «союзников» переиграл. Используя силу и мощь английского флота, Россия без единого выстрела сумела решить свои собственные внешнеполитические задачи. Однако это был всего лишь шах, а не мат. Партия на политических шахматах еще только начиналась. Стараясь добиться своей цели, британские дипломаты выступили инициатором нового давления на Стамбул. В Петербурге согласились и в результате Англия, Россия, и присоединившаяся к ним Франция, предъявили Турции свои предложения по решению греческого вопроса, по форме очень похожие на ультиматум. Три сверхдержавы требовали от султана предоставления Греции автономии. Для особой убедительности и наглядности своих предложений, к турецким берегам был отправлен соединенный флот под общим командованием английского адмирала Кодрингтона. В его состав входили: от России — четыре линейных корабля и четыре фрегата; от Англии — три линейных корабля и пять корветов; от Франции — три линейных корабля, два фрегата и два корвета. В октябре 1827 года, ввиду неисполнения турками предъявленных требований, адмирал Кодрингтон решил войти в занятую турецким флотом Наваринскую бухту на юго западном побережье полуострова Пелопоннес. Стоявшая там османская эскадра под командованием Мухаррем бея состояла из трех линейных кораблей, двадцати трех фрегатов и сорока корветов и бригов. Когда два отправленных к туркам парламентера были убиты, Кодрингтону ничего не оставалось, как в ответ атаковать противника. Завязался бой, во время которого турецкий флот был уничтожен. Его потери составили около шестидесяти кораблей и 7 тыс. человек. Союзники не потеряли ни одного корабля, имея всего 800 убитых и раненых. В этом бою особенно отличился русский флагман «Азов», уничтоживший пять кораблей неприятеля. На его борту сражались лейтенант Нахимов, будущий герой Синопа, мичман Корнилов и гардемарин Истомин, будущие герои обороны Севастополя от своих нынешних «союзников» по эскадре.