Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Помимо отвлечения русских сил на шведское нападение, Англия дает турецкому султану деньги на новое оснащение армии. Британскими же субсидиями объясняется и странное поведение пруссаков. Прусский король неожиданно для Екатерины заключает союз с Турцией, и выставляет на границах России и Австрии до 200 тыс. человек. Дипломатическое и показательное давление приносит свои плоды. Когда в феврале 1790 года умирает австрийский император, то его преемник опасаясь войны с Пруссией, садится за стол переговоров с османами. Снова Австрия заключает с Турцией предательский сепаратный мир.
В быту и с окружающими Екатерина II держалась просто и приветливо. Но в делах государственной важности, она являлась в блеске императорского величия. На Екатерину угрозы Пруссии не действуют. Даже заявление Англия, что та не допустит изменения турецких границ, императрица пропускает мимо ушей. Екатерина ждет, нет, она просто требует от своих командующих новых побед. И они не заставляют себя ждать. Русский флот под командованием адмирала Ушакова нанес несколько поражений туркам в Керченском проливе, затем у островов Тендра и Калиакрия. Однако решающей победой стало взятие Суворовым неприступной крепости Измаил — цитадели турецкого владычества на Дунае. Крепость эта была построена под руководством немецких и французских инженеров, по последнему слову тогдашней науки и техники. Вокруг стен был вырыт ров шириной 12 метров и глубиной 10 метров, в его некоторых местах стояло до двух метров воды. Охранял Измаил гарнизон в 35 тыс. чел. и 265 орудий. Командовал ими один из лучших турецких командиров Айдос Мехмет паша. Все это делало крепость неприступной для всех, но только не для Суворова. Его войска насчитывали 31 тыс. человек и 500 орудий. Замысел русского полководца состоял в ночной атаке крепости одновременно с трех сторон. Для этого войска должны были научиться преодолевать крепостные укрепления и препятствия.
Прибыв на место, Суворов отправил коменданту крепости ультиматум: «Я с войсками прибыл сюда. Двадцать четыре часа на размышление — воля. Первый мой выстрел — уже неволя. Штурм смерть, что и оставляю вам на размышление». Четко, чеканно, по суворовски. Ответ Мехмет Паши выдавал в нем безнадежного оптимиста и романтика: «Скорее небо, упадет на землю, и Дунай потечет вверх, чем сдастся Измаил!».
Прошло всего 9 дней с момента появления Суворова под стенами турецкой цитадели, когда 23 декабря 1790 года в 3 часа ночи русские войска двинулись на штурм крепости. Турки отчаянно сопротивлялись. Вскоре русские ворвались внутрь цитадели, закипели ожесточенные уличные бои. Несмотря на стойкость турецкого гарнизона, крепость пала. Из всего гарнизона живым и свободным не спасся никто! Гордый романтик Мехмет паша и все высшие офицеры были убиты. Суворов сумел взять крепость, гарнизон которой превышал количество штурмующих, да еще и потери защитников намного превысили потери атакующих! Случай крайне редкий в истории военного искусства.
Победа Суворова существенно приблизило заключение мира. Однако, поддерживаемая британскими субсидиями, Турция все еще не сдавалась. Только взятие Анапы на Кавказе и поражение султанской армии на Балканах усадило осман за стол переговоров. В 1791 году был подписан Ясский мир, по которому Турция обязалась неуклонно выполнять условия предшествующего мира, признала новую границу с Россией по Днестру и присоединение Крыма. В качестве уступки с нашей стороны, Россия выводила свои войска из Грузии.
Теперь можно было вернуться к польским делам. За время долгой войны они были сильно запущены. Пока Россия занималась турками, в Польше было провозглашено новое государственное устройство. Из за произошедшего переворота торчали длинные «прусские» уши. Россия, гарантировавшая неприкосновенность старого польского устройства, немедленно послала в Польшу войска. Тут же в городе Тарговице возникла очередная польская конфедерация, к которой присоединился и польский король. Началась очередная гражданская война, которая, в принципе, в Польше в последнее время никогда и не прекращалась. Закаленные в боях с турками русские войска вскоре взяли Варшаву, и тогда Пруссия быстро выступила на стороне определившихся победителей, оккупировав часть польской территории. Шляхетская демократия довела страну до полного краха — наступил второй раздел Польши, а аппетиты делящих держав сильно возросли. По второму разделу Польши Россия получила 4500 квадратных миль территории. К ней отошли Белоруссия с Минском и Правобережная Украина. Пруссия захватила Гданьск (Данциг), Торунь и Великую Польшу с Познанью. Австрия не получила ничего.