Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Определившись со своими приоритетами, Россия начинает вести в отношении Турции более жесткую политику. Присоединение Крыма, получившего независимость от турок, стал первой большой победой новой русской дипломатии. Вспыхнувшие междоусобицы и борьба за власть привели к тому, что на полуострове оказалось сразу два хана: Шагин Гирей, сторонник сближения с Россией, и Девлет Гирей, приверженец Турции. В марте 1778 года, после того, как в Крыму высадились турецкие войска, в Крым выдвинулся и русский отряд под командованием князя Прозоровского и Суворова. Действуя исключительно искусно, не вступая в бой, русские войска сначала вынудили турок покинуть полуостров, а затем и рассеяли крымскую конницу, заняв все его важные стратегические пункты. «Русская» партия Крыма победила: хан Шагин Гирей отрёкся от престола и отдал себя под покровительство России. С 1783 года Крым стал русским — Таврической областью, войдя в состав Новороссийской губернии. Это, конечно же, вызвало недовольство правительства Турции. Чтобы еще больше позлить турок, Екатерина совершает свою знаменитую поездку в новообретенную область. Именно тогда назначенный генерал губернатором, князь Потемкин добавляет к своей фамилии слово «Таврический» и строит для Екатерины свои знаменитые «потемкинские» деревни.
Дипломатическая борьба не прекращается ни на минуту. Еще более серьезные трения с Турцией возникли из за Закавказья. Борясь с турецким владычеством, грузинский царь Ираклий II признал в 1783 году протекторат России над Грузией. Турция этого решения, естественно, не признала. Дело плавно шло к очередной русско турецкой войне. Каждая европейская держава находила свой резон, поддерживая неуступчивость турок. Наш традиционный недруг Англия, почувствовав усиление России, стремилась чужими руками изгнать ее с берегов Черного моря. Прусский король Фридрих II подстрекал османский двор к войне с Россией, руководствуясь видами на очередной раздел Польши. Франция также стремилась к ослаблению русской армии и активно оказывала помощь Османской империи в подготовке к войне: под руководством ее офицеров совершенствовались крепостные сооружения и боевая подготовка турецкой армии. Это, впрочем, было не так важно, так как мы и сами собирались воевать с Турцией. Готовились к схватке с янычарами и «союзные» нам австрийцы.
В конце июля 1787 года султанский двор в ультимативной форме потребовал от России признания своих прав на Грузию и допуска османских консулов в Крым. Не дождавшись ответа на свой ультиматум, Турция открыла военные действия. И эта война быстро показала превосходство русского оружия. Ее подлинным героем стал Александр Васильевич Суворов. Осенью 1787 года он отстоял небольшую крепость Кинбурн, а затем в 1788 году взял штурмом ее мощного соседа — крепость Очаков. В следующем году русский генерал одерживает две блистательные победы над многократно превосходящим в численности противником: у реки Рымник и под Фокшанами. Поражение турок при Рымнике было столь велико, что султан практически лишился армии. Почти без боя австрийцы заняли Белград, недавно ими же отданный туркам. Турция опять на грани военного краха. Обычно в таких условиях Стамбул всегда склонялся к мирным переговорам, на этот раз султан Селим III, неожиданно решает биться до конца. Его решимость объяснялась очень просто — англичане вновь провоцируют на войну с нами Швецию.
Момент для нанесения удара в спину идеальный — лучшие части русской армии находятся на турецком фронте. Поэтому этот смелый и неожиданный удар поначалу принес шведам небольшой тактический успех. Навстречу шведам были двинуто все, что удалось быстро наскрести. Однако дух русской армии в то время был настолько высок, что натиск шведов был отражен. Вдобавок в августе на Швецию напала Дания, что серьезно расстроило планы Густава. В последующие два года военные действия, из за отсутствия основных сухопутных сил России, проходили, в основном, на море. Это была редкая в нашей истории война, когда основную роль в борьбе с неприятелем взял на себя военно морской флот. Стойкая оборона крепости Нейшлот и блестящая победа русского флота в июле 1788 года у Готланда заставили шведское правительство пойти на заключение мира. В 1790 году был подписан Верельский мирный договор со Швецией, сохранявший границы обеих стран без изменений.