Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

В Европе тем временем дело шло к новой войне. Возмутителем спокойствия на этот раз выступила Пруссия. Военный талант прусского короля Фридриха II и необыкновенная наглость и цинизм его политических приемов возбуждали различные чувства в разных странах. Британия верная своей политике постоянной борьбы с сильнейшей державой на Европейском континенте, на тот момент увидела главную угрозу во Франции. Поэтому она щедрой рукой оплатит грядущую европейскую войну. Пришла пора отвлечь французов от их колоний. В январе 1756 года в Лондоне было подписано Вестминстерское соглашение между Англией и Пруссией в традиционной для англичан форме: она платит деньги — кто то другой воюет. Прусские аппетиты вызывают беспокойство и в Вене. Создается коалиция против Фридриха, в которую помимо Австрии, Франции входит еще и Россия. История нашего вступления в эту войну покрыта до сих пор мраком таинственности. Причин для такого шага не было абсолютно. Никакой угрозы для нас Пруссия не создавала, а оттого, что пруссаки хорошенько поколотят неверных австрийцев и коварных французов, нам могло быть только лучше. Но, так или иначе, а война началась в 1756 году. Развивалась она очень похоже на последнюю войну с Турцией. Русские противника громят, а он в свою очередь почем зря бьет наших «союзников». Сначала 30 августа 1757 года у деревни Гросс Егерсдорф русская армия под командованием Апраксина наносит серьезное поражение прусской армии. Затем 3 августа 1759 года у деревни Кунерсдорф, близ Франкфурта на Одере, прусские войска наголову разбиты фельдмаршалом Салтыковым. Победа следует за победой: в 1760 году русский корпус вступает на улицы Берлина, а в декабре 1761 года генерал Румянцев берет хорошо укрепленную крепость Кольберг. Война фактически выиграна русской армией в одиночку.
И вновь Франция и Австрия после первых собственных неудач, начинают ревниво смотреть в сторону наших успехов. Французы терпят поражение за поражением на поле боя, но упорно продолжают считать русское войско «вспомогательной силой, не заслуживающей лавров в виде территориальных приобретений». Вступившая в борьбу непонятно зачем, после успехов своих армий, Елизавета наверно впервые задумывается о том, что из этой войны можно выйти не только с моральными, но и территориальными дивидендами. Подходящей платой ей кажется Восточная Пруссия. Из за этого «пожелания» петербургского кабинета напряженные отношения складываются и с венскими «союзниками». Австрийское командование настаивало на том, чтобы российская армия сражалась ради возращения отторгнутой Фридрихом у Австрии Силезии, а российские генералы, разумеется, предпочитали вести операции в Восточной Пруссии. После долгого лавирования австрийцы все же согласились на передачу этой провинции России, что и было зафиксировано в договоре от 1 марта 1761 года. Характерно, что согласие было записано не в основном его тексте, а в приложенной декларации, с которой французского короля не ознакомили. Узнав, о том, что русские воюют «не за просто так», он может покинуть коалицию! Такой «нерушимой дружбе» можно только посочувствовать…
Восточная Пруссия была оккупирована русскими войсками. Дисциплинированные немцы в кафедральном соборе Кенигсберга принесли присягу императрице Елизавете Петровне. Пруссия, фактически самая «немецкая» часть Германии стала русской провинцией! Берлин будет русским городом! Триумф невероятный. Смирился с потерей провинции и Фридрих II. После череды поражений он был на грани катастрофы. Чудесное спасение для него пришло из Петербурга — 25 декабря 1761 года скончалась Елизавета Петровна. Именно такого чуда весной 1945 года будет ждать в своем бункере Гитлер…