Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

А русская армия продолжала бить неприятеля! Наиболее крупные успехи были достигнуты в 1739 году, когда турки, разбитые под Славучанами, были вынуждены поспешно отступить и отказаться от обороны крепости Хотин. Русские снова заняли Азов, Очаков, Яссы и второй раз за эту войну оккупировали Крым. Долгожданное теплое «окно в Европу» стало обретать реальные черты. Вот тут неожиданный сюрприз и преподнесли австрийцы. Хотя сюрприз — это то, что случается внезапно, а предательство «союзников» уже становилось обыденной нормой. Разгром Турции и резкое усиление позиций России никак не входили в планы европейцев. Австрийцы внезапно заключили с Османской империей сепаратный мир. Стремясь сделать это побыстрее, Вена была необычайно уступчива и даже отдала туркам ранее завоеванные Северную Сербию с Белградом и Малую (Западную) Валахию.
Подобное поведение австрийцев кардинально меняло всю военно политическую ситуацию. Россия вновь оставалась один на один с сильным врагом. Кроме того, на западе, подстрекаемая французами и англичанами, зашевелилась Швеция. Воевать на два фронта было весьма опасно, зато дипломатическими методами еще можно было добиться от турок значительных территориальных уступок. Пример такого развития событий был в нашей недавней истории: почти двадцать пять лет назад Петр I во время проигранного Прутского похода сумел заключить с турками выгодный мирный договор. В этой же войне русские явно выигрывали, поэтому можно было надеяться на еще большие уступки со стороны противника. Но тем и отличается гений от посредственности! В 1739 году мирные переговоры с Турцией поручили вести в качестве посредника (кому бы вы думали!?) французскому послу в Стамбуле Луи Вержену . Наверное, решили сэкономить на посольстве и поездке, а вероятнее всего кто то просто получил очень большую взятку. Как бы то ни было, но француз постарался на славу и быстро свел итоги четырех кровопролитных и успешных кампаний почти к нулю. Радоваться можно было только тому, что Россия вернула себе Азов, однако даже права укреплять его не получила. Даже фельдмаршал Миних, назвал Белградский мир 1739 года — «срамным». Снова «правильно» написанный договор и «правильно» подобранный дипломат лет на тридцать задержали продвижение России к теплому морю.

Но Анну Иоанновну, казалось, такие мелочи не волновали. Как и положено государю, она готовила себе смену. Поскольку замужем она более не была, то и детей у нее не было. Своим преемником она объявила Иоанна Антоновича, сына своей племянницы Анны Леопольдовны от брака с немецким герцогом Брауншвейгским. Объявила — и умерла 17 октября 1740 года. Когда Иоанн Антонович стал императором, ему шел третий месяц. Регентом для младенца, императрица назначила милого ее сердцу Бирона. Но его правление продлилось всего 22 дня. Он был свергнут Минихом, который произвел самый «дворцовый» из всех дворцовых переворотов. Ночью адъютант фельдмаршала просто арестовал Бирона и отправил в Петропавловскую крепость. Затем и сам Миних, неожиданно для себя, получил отставку. После чего ведущую роль в правительстве стал играть Остерман, а регентшей стала мать малолетнего монарха Анна Леопольдовна. Вся эта немецкая кампания на русском троне вела себя крайне неприлично. Например, годовалое дитя, император Иоанн Антонович, возвел «своим» указом отца, Антона Ульриха Брауншвейгского (никогда не нюхавшего пороха) в чин генералиссимуса.
В ответ на все эти безобразия начинает созревать новый государственный переворот. Царевна Елизавета Петровна — дочь Петра Великого и Екатерины I, в глазах населения являлась законной и естественной претенденткой на престол. Контраст между правами на престол дочери великого преобразователя и младенца Иоанна Антоновича, чьим именем правила кучка иноземцев был разительным. Занять для Елизаветы престол — это даже не переворот вовсе, а просто восстановление династической справедливости.