Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Жена Людовика XVI Мария Антуанетта, австриячка по происхождению, тайно попросила своего брата австрийского императора о помощи. Ответ был следующим — он готов вмешаться, но только после того как король и королева выедут из Парижа и специальным манифестом откажутся от конституции. Поздней ночью 20 июня 1791 года королевская семья скрылась из дворца Тюильри через потайную дверь. Людовик XVI был переодет лакеем, но это его не спасло. При смене лошадей он был узнан начальником почтовой станции и задержан в местечке Варенн. Пришлось с позором возвращаться в столицу. Тем временем Национальным собранием был принят новый государственный трехцветный флаг, сочетавший традиционные красный и голубой цвета Парижа с белым цветом династии Бурбонов. С тех пор именно это сочетание цветов красуется на французском флаге.
Следом за этим Национальное собрание утвердило «Декларацию прав человека и гражданина», в которой провозглашались свобода личности, совести, слова, право на собственность. Все граждане были теперь равны перед законом, следовательно, и король был с этого дня всего лишь один из равных, так сказать — «гражданин король». Естественно, что Людовик XVI тянул с одобрением августовских декретов, это был его последний шанс переломить ситуацию. Он даже начал стягивать войска к Версалю, где заседало собрание, но сделать ничего не успел: сотни женщин прошли пешком под дождем от Парижа до Версаля, требуя хлеба, отвода войск и переезда короля в Париж. Людовика XVI заставили санкционировать августовские декреты и ненавистную ему «Декларацию», а вслед за этим вынудили, и переехать вместе с Национальным собранием.
Теперь нерешительный и слабовольный Людовик XVI фактически становился заложником вместе со своей семьей. Вся его надежда теперь была на помощь других монархов, ведь во Франции в этот трагический момент практически не нашлось желающих спасать своего короля. Настроение его королевского величества значительно улучшилось 27 августа, когда австрийский император и король Пруссии обнародовали Пильницкую декларацию, в которой ясно говорилось, что положение Людовика XVI — «забота всех суверенов Европы». В Европе запахло войной. В это время умер австрийский император Леопольд, и трон занял импульсивный Франц II, решительный сторонник силовых действий. Война и во Франции казалась для всех желанным решением проблем. Ключевые министры рассматривали войну, как средство сдерживания революции и восстановления порядка. Людовика XVI вполне устраивало и поражение в войне, благодаря которому, как ему казалось, он снова обретет свободу действий. В конце концов, австрийские и прусские гренадеры сейчас казались ему куда милей своих собственных французских солдат.
Если войны хотят все — она не может не начаться. Республиканская Франция, взяла инициативу в свои руки: 20 апреля 1792 года Национальное собрание, переименованное в Законодательное, объявило Австрии войну. Но если бы она этого не сделала, конфликт произошел бы с неизбежностью. Оплачивая революционную бурю с одной стороны, Англия финансировала и все попытки ее ликвидации. Благо все европейские монархи пылали благородным гневом. Оставалось только дать им еще одну сильнейшую мотивацию для беспощадной войны с Францией (к вящему удовольствию британцев) — казнь венценосных особ. Смерть французского короля и королевы — наиболее темная история того бурного революционного времени…
Неудачное начало войны вызвало возмущение парижской толпы, обвинявшей короля, что он тайно помогает австриякам. Расчеты партии войны восстановить путем ее развязывания престиж короля оказались полностью несостоятельными. 10 августа дворец Тюильри был взят толпой приступом, в ходе которого, было убито около 600 швейцарских гвардейцев. Погибли последние люди, в чьей верности король мог не сомневаться. Как следствие окончательного падения «рейтинга» монарха, Законодательного собрание объявило его лишенным власти.