Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Еще при жизни царя Федора Ивановича фактическим правителем государства стал отец его бездетной жены — боярин Борис Годунов. Неудивительно, что именно его Земский собор и избрал новым главой государства. Борис Годунов принадлежал к неродовитому дворянству, в среде же боярства было немало представителей знатных фамилий, потомков Рюрика, имевших по своему происхождению гораздо больше прав на царский престол. Недовольство и возмущение стали питательной средой для заговоров по свержению царя Бориса. К тому же к политическим неурядицам добавились еще и экономические трудности. В 1601 году более двух месяцев шли дожди. Потом очень рано, в середине августа(!) ударили морозы и выпал снег. Урожай погиб, как следствие несколько раз выросли цены на продукты, началась спекуляция хлебом. В следующем, 1602 году история повторилась. В результате цены выросли более чем в сто раз! Ели собак, кошек, кору деревьев. Начались массовые эпидемии. В Москве были отмечены даже случаи людоедства. Столь невероятные природные катаклизмы привели к возникновению слухов, что на страну наложено наказание за нарушение порядка престолонаследия, за незаконное воцарение Бориса Годунова.
В столь благоприятный момент и появился на политической арене России самозванец, объявивший себя сыном Ивана Грозного царевичем Дмитрием, якобы чудесно спасшимся. Самозванцем стал чернец Чудова монастыря Григорий, в миру — Григорий Отрепьев. В 1603 году Лжедмитрий бежал в Польшу, надеясь именно там получить необходимую политическую и военную поддержку для «возвращения» себе трона. Обострение политической обстановки в Московском государстве создавало для поляков исключительно выгодные условия для вооруженного вмешательства в русские дела и захвата новых русских земель. Прося о помощи в овладении московским престолом, Лжедмитрий обещает польскому королю уступить ему часть русских земель и даже ввести в России католицизм. Король Сигизмунд III не решился, открыто поддержать смутьяна, но, и не воспрепятствовал ему собирать «частную» армию в своих владениях. Деньгами для содержания войска Лжедмитрия поддержали польские магнаты. Дочь одного из них, Марина Мнишек, стала даже невестой «царевича».
Осенью 1604 года Лжедмитрий I вторгся в Россию, имея всего около 4 тыс. солдат. Страшные природные неурядицы сослужили ему хорошую службу. Несмотря на неудачи в первых столкновениях с правительственными войсками, его силы быстро выросли за счет притока недовольных. Однако исход борьбы был далеко еще не ясен, когда самозванцу снова сказочно повезло: скоропостижно скончался царь Борис Годунов. После его смерти и началось в России «смутное время». Страна начала медленно скатываться в пропасть.
Шестнадцатилетний сын Годунова Федор, также был убит сторонниками самозванца. 20 июня 1605 года «царь Дмитрий Иванович» торжественно вступил в Москву. Правда, взойдя на трон, обещания, данные полякам, он выполнять не спешил. Ни о территориальных уступках, ни о введении католицизма и речи не было. Однако, придя к власти на иностранных штыках, особой любви среди своих подданных он также не сыскал. Лжедмитрий I повел себя необычно для русского царя. Он лично принимал челобитные, в одиночку разгуливал по городу, не соблюдал степенных дворцовых обычаев. Православное духовенство опасалось царя, пренебрегающего православием, носящего европейское платье, женатого на католичке. Военные и бояре были обижены близостью к царю поляков.
На свою беду Григорий Отрепьев не чувствовал, сгущающихся над головой туч. Свадьба Лжедмитрия с Мариной Мнишек явилась последней каплей переполнившей чашу терпения бояр. В ночь с 16 на 17 мая 1606 года в Москве произошел государственный переворот. Лжедмитрий I был убит, его труп сожжен, а пеплом заряжена пушка, из которой выстрелили на запад, в ту сторону, откуда он пришел. Безвластие продолжалось только два дня, и уже 19 мая сторонники боярина Василия Шуйского «выкрикнули» его имя в толпе в качестве нового царя. По происхождению Василий Шуйский имел больше прав на престол, чем любой другой Рюрикович. Однако никакой законной процедуры, хотя бы ее видимости, соблюдено не было. Шуйского, в отличие от Годунова, не избирали Земским собором, а потому и легитимность его избрания была еще более спорной, что давало повод для неповиновения центральной русской власти. Большинство бояр (Голицыны, Мстиславские, Романовы и другие) были настроены против царя Василия, вновь считая себя обойденными. В результате смута на Руси ширилась и углублялась.