Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Союзные армии вновь отправились к границам Франции, но на наше счастье, еще до прихода русских войск Наполеон был разбит англичанами и пруссаками при Ватерлоо. Не видя смысла в продолжении борьбы, в субботу 15 июля 1815 года Бонапарт сдался своим злейшим врагам. Напрасно.
Все кто надеялся на благородство британских джентльменов, всегда оказывались в проигрыше — «У Британии нет постоянных друзей, а есть постоянные интересы».
Вот эти самые интересы требовали, чтобы Наполеон Бонапарт был надежно изолирован. Бывшего императора Франции англичане отправили в ссылку на далекий остров Святой Елены. Однако лучшая изоляция, которую придумало человечество — это отправка в царство мертвых. Молодой и полный сил Наполеон умер 5 мая 1821 года, оставив непреходящую славу, мемуары и множество поклонников своих военных и государственных талантов. Один из них спустя почти полтора столетия открыл миру правду. В 1961 году появилась книга шведского доктора Форшуфвуда. Газета «Франс суар» подняла градус дискуссии, выйдя под сенсационным заголовком: «Наполеон был отравлен мышьяком». Хотя, зная способ действия английской разведки в отношении ярых врагов британской короны можно было с уверенностью это предсказать. «Результаты исследований в Харуэлловском центре показали, что Наполеон, бесспорно, был отравлен» — гласила статья…
Ну, а мы вернемся в опустошенную войной Европу. После окончания боевых действий, русская армия была опять введена во Францию и осталась там до полного утверждения порядка и спокойствия. Вот здесь и появилась на свет идея «Священного союза». Результатом этой политики стало полное подчинение русских интересов каким то призрачным утопиям и новое пролитие русской крови за ненужные стране цели. Что же это была за идея, принесшая России столько зла?
Это было бы смешно, если бы не было так грустно: идея о «Священном союзе» зародилась в голове у Александра I! Но вложена она была в голову русского царя со стороны. Наш император лелеял надежду стать миротворцем Европы и создать новую форму партнерства ведущих монархов, которая бы исключила в будущем любую возможность военных столкновений. Мистицизм русского императора уводил его в сторону от политических реалий в сторону несбыточных утопий. По своей натуре Александр был мечтателем, что в жизни государственной заканчивалось всегда печально…
Прусский король хотел доставить удовольствие своему русскому спасителю и был готов подписать, все, что угодно, если это не было банковским чеком. Австрийский император с готовностью оставил автограф на документе, который был подписан в сентябре 1815 года. Текст витиеватый, с совершенно немыслимыми для дипломатического документа пассажами: «во имя Пресвятой и Нераздельной Троицы» монархи обязались «почитать себя как бы единоземцами» и «во всяком случае, и во всяком месте подавать друг другу пособие, подкрепление и помощь». Говоря современным языком — все короли и цари братья, земляки и потому должны по — христиански помогать, себе подобным бороться с революционной заразой. Такая странная форма договора была не случайна. Поскольку акт о создании «Священного союза» был своеобразным юридическим «кентавром», то степень его исполнения сторонами зависело только от их добросовестности и собственного отношения к нему. В этом и заключалась главная ловушка, в которую сам себя поймал русский царь.
Ведь кроме Александра I никто из «союзных» монархов всерьез идеи «Священного союза» не воспринимал, а соблюдать свои обязательства собирался, только когда это было выгодно. Одна лишь Россия искренне уверовала в эту смесь религии и права, и сделала ее целью своей политики. Туманная и неясная редакция акта «Священного союза» допускала всевозможные толкования относительно формы оказания помощи, чем не замедлили воспользоваться европейские правительства. Помощь же могла потребоваться обширная и весьма скоро — в Европе в тот момент «тлели» революционные угли во многих местах. Подписание акта «Священного союза» привела к тому, что Россия превратилась в бесплатную «пожарную команду», абсолютно добровольно заливающую чужие «пожары» своей кровью.