Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Бонапарт шансом этим не воспользовался, и война пришла на территорию Франции. Это случилось ровно через год после изгнания французов из России: в день Рождества Христова в 1813 году император Александр объявил своей армии поход в саму Францию. Обессиленная наполеоновскими войнами она не могла оказать большого сопротивления громадным союзным армиям. 19 го марта 1814 года французский сенат объявил Наполеона лишенным императорского престола. Побежденному Бонапарту не оставалось иного исхода, кроме отказа от власти. В городе Фонтенбло он подписал акт отречения от престола и получил от союзников остров Эльбу, лежащий между его родным островом Корсикой и итальянским берегом. 1 марта 1814 года, он отправился в изгнание, сохранив императорский титул, получая от союзников приличную пенсию и сохранив с собой около тысячи верных людей.
Итак, война закончилась. Наполеон был разгромлен, трон во Франции снова заняли Бурбоны. Русский император, заставивший заплатить свой народ самую страшную цену за освобождение всех других от гнета, безусловно, стал самым влиятельным монархом. Казалось бы, кровь русских солдат должна принести нашей стране территориальные или иные дивиденды.
Для дележки послевоенного пирога, через несколько месяцев в Вене собрался конгресс европейских государей и дипломатов. Монархи России, Австрии и Пруссии стали обсуждать вопрос и о вознаграждении своих держав за жертвы и потери, понесенные в борьбе с Наполеоном. Делить собственно было почти нечего: только Варшавское герцогство и земли верного союзника Бонапарта Саксонии. У самой Франции не забирали ничего, а все остальные территориальные приращения Наполеона имели своих законных хозяев, сразу предъявивших свои права. Император Александр, желая получить хоть что то, настойчиво претендовал на польские области. Впервые за долгие годы вздохнувшая свободно Пруссия, тоже поглядывала на эти «бесхозные» земли.
Победители были едины в своем стремлении, не допустить в Европе новых революционных потрясений и гарантировать троны законным монархам. В остальном единства не получалось. Воевать с Наполеоном одно, а делить добычу совсем другое. Память становится удивительно короткой, вчерашние заслуги забываются, а столь необходимые русские союзники даже начинают раздражать. Шумные балы и маскарады, сотрясавшие австрийскую столицу, не могли скрыть случившегося разлада. Основной мотив английской политики — борьба всеми средствами с самой сильной континентальной державой, нам уже хорошо известен. Геополитическая ситуация сильно изменилась: Франция повержена руками русских. Она более не опасна. Теперь главным соперником Британии становится Россия. Можно смело утверждать, что с момента окончания наполеоновских войн и до начала Первой мировой войны борьба против растущей Российской империи становится главным делом английской разведки.
Теперь нам предстояло на своей шкуре познать все прелести коварной английской политики. Завершением столетнего противостояния держав станет эхо чекистского залпа в подвалах ипатьевского дома, гибель Династии, крах империи и многомиллионные жертвы русского народа…
Да, и первые «прелести» английского внимания к нашей стране не заставили себя ждать. Усиление России точно так же не нравилось и Австрии. Не успели отгреметь последние залпы, как «союзники» России тут же договорились о борьбе с ней.
Пока правда речь не шла о прямой военной угрозе. Но на переговорах во время Венского конгресса, «трио» (включая бурбоновскую Францию) заняло очень жесткую позицию — дело едва не дошло до разрыва. Спас ситуацию — Наполеон! Во время ожесточенных дипломатических баталий пришло сообщение, что он прибыл с острова Эльбы во Францию, и триумфально пройдя до Парижа, без единого выстрела восстановил свою империю. Бурбоны так поспешно бежали, что в своем дворце забыли секретный договор, направленный против России. Наполеон тут же переслал его русскому императору, но попытка таким образом восстановить былые отношения с Россией потерпела провал — русский император ничего не ответил. Зато благодаря Бонапарту «союзники» стали значительно сговорчивей. Они согласились на то, чтобы император Александр получил почти все герцогство Варшавское под именем «Царства Польского», уступая Познань Пруссии и возвращая Галицию Австрии.