Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Торопиться австрийцам было некуда — русский, прусский и австрийский уполномоченные съезжались к 12 июля в Прагу для очередной бесплодной попытки поиска несуществующего компромисса. За кулисами же венские дипломаты взвешивали шансы на победу каждой из сторон. Теперь они решили, что вступление в войну и активные действия принесут больше выгоды, чем мирные предложения. 10 августа 1813 года кончилось перемирие, а на следующий(!) день Австрия объявила Наполеону войну. Было забыто, что Наполеон был женат на дочери австрийского императора, и что наследником наполеоновского престола являлся его родной внук. Политическая выгода перевешивала сантименты и родственные чувства. Теперь силы коалиции намного превышали силы Бонапарта. Однако решающим фактором для победы такой перевес еще не стал. Чтобы сделать новым «союзникам» приятное, главнокомандующим антифранцузскими силами был назначен австрийский фельдмаршал Шварценберг. Его Наполеон принялся также громить, как и нашего Витгенштейна. Сразу после прекращения перемирия император «стотысячник» под Дрезденом одержал одну из самых блестящих своих побед и снова занял город.
Последующие два месяца прошли в равной борьбе — противники готовились к решающему сражению, которое произошло 16 октября под Лейпцигом. В историю оно вошло под названием «Битва народов» и продолжалось четыре дня, срок невиданный для той эпохи. Эта баталия превзошла своих предшественниц и по количеству войск, и по числу убитых. Со стороны союзников в битве участвовали 130 тыс. русских, 90 тыс. австрийских, 70 тыс. прусских и 20 тыс. шведских солдат. Наполеон имел 200 тыс. человек. Союзники, имеющие большое численное превосходство постоянно наступали, но только в конце третьего дня, потеряв около 65 тыс. человек, Бонапарт отдал приказ об отступлении.
Русская армия, составлявшая чуть менее трети общего числа союзной армии, понесла основные потери. Из 60 тыс. убитых «союзников» — 38 тыс. были русскими, положенными в немецкую землю без всякой пользы для России. А сколько же всего русских воинов нашло упокоение за эти годы? Давайте попробуем подсчитать, в какую человеческую копеечку влетела нам бесконечная борьба с Наполеоном. Все это давно уже подсчитано, но до сведения широкой публики активно не доводится. Например, Б. Ц. Урланис в своей замечательной книге «История военных потерь» приводит цифру в 420 тыс. солдат и офицеров убитых. Раненых и попавших в плен. Почти полмиллиона солдат отдала Россия на алтарь победы, не принесшей ей ничего, кроме славы. При численности населения в 50 миллионов это катастрофически много.
Именно Россия оплачивала своей кровью коалиционные победы. Это было очень удобно для всех. Благодарности за это ждать было напрасно. Создавать вместо одной сверхдержавы другую, наши сотоварищи естественно не хотели. Поэтому неожиданно для всех участников коалиции Австрия, под угрозой своего выхода из нее, снова выдвигает новые мирные предложения Бонапарту. Уже на самом краю пропасти, после страшных катастроф 1812 и 1813 года, после всех жертв, после всего русского самопожертвования, «союзная» Австрия неожиданно давала шанс Наполеону не просто спастись, а сохранить статус государя великой державы! Это для Англии Наполеон был самым непримиримым и самым опасным из всех врагов, для Александра он был оскорбителем, прусский король Фридрих Вильгельм без ужаса не мыслил такого соседства. Австрийцы вовсе не хотели, чтобы Россия осталась без должного противовеса на западе. Им было нужно, чтобы в Европе остался Наполеон, уже не страшный для Австрии, но очень неприятный для России в качестве возможного союзника Австрии. Поэтому и появился у них этот миротворческий зуд. Условия, кстати, предложили Наполеону более чем хорошие. Ему предлагается Франция в тех границах, которые она получила по Люневильскому миру 1801 года, а это был договор, когда звезда Бонапарта была почти на самой большой высоте.