Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Глава 5. Как Россия спасла Европу и что ей за это было

Око за око, зуб за зуб, строгое право, … принцип утилитарности, то есть здраво понятой пользы, — вот закон внешней политики, закон отношений государства к государству. Тут нет места закону любви и самопожертвования.
Н. Я. Данилевский

Заграничный поход русской армии 1813 года и освобождение Европы было продолжением той губительной для России политики, которую проводил Александр I с самого восшествия своего на престол. Серьезные доводы Кутузова прозорливо предлагавшего «сохранить Бонапарта для Англии» он не хотел слышать. Удивляться этому не нужно, надо снова и снова вспоминать обстоятельства воцарения этого русского императора. Поэтому, разбив Бонапарта, остановиться на своей границе Александр не может — ведь Англии необходимо добить своего смертельного врага. Вот как интересно получается — антинациональная внешняя политика, оказывается возможна и при всесильном самодержце …
Забегая вперед, скажем, что в 1814 году под влиянием «поразительных успехов» Александра I, Государственный совет, Синод и Сенат поднесли государю прошение о принятии им наименования «благословенный». Хотя Александр и не изъявил на то согласия, оно было ему впоследствии официально присвоено. По моему мнению он был бы более достоин почетного знака «лучшему немцу всех времен и народов», ведь благодаря его глупости Пруссия, да и вся остальная лоскутная Германия были спасены от Наполеона. Почти через два века спустя это «почетное» звание получит Михаил Сергеевич Горбачев, в ущерб собственной державе молниеносно воссоединивший всю ту же Германию….
В январе 1813 года русские войска вновь стояли на границах России. Кутузов обратился к армии с воззванием: «Храбрые и победоносные войска! Наконец вы на границах империи! Каждый из вас есть спаситель Отечества! Россия приветствует Вас сим именем! Стремительное преследование неприятеля и необыкновенные труды, поднятые вами в сем быстром походе, изумляют все народы и приносят вам бессмертную славу… Перейдем границы и потщимся довершить поражение неприятеля на собственных полях его…».
Перед русской армией простиралась прусская территория и Варшавское герцогство. Заграничный поход начался. Помогать русским освобождать себя от владычества французов, европейцы не собирались. В таких условиях «освободительный» поход терял всякий смысл. Но для интересов Англии поход русской армии в Европу был правилен и разумен. Наша армия продолжает воевать в одиночку. Она хоть и разгромила Наполеона, но была чрезвычайно ослаблена. Осаждая несколько городов, главные силы Кутузова, составляли всего 18 тыс. человек! Конечно, для борьбы с Бонапартом, у которого, как у дракона из сказки, к весне начинали вырастать новые зубы — армии, этого было явно недостаточно. Пришло время поговорить с нашими «союзниками» не языком пушек и штыков, а словами дипломатов. Конечно, было бы гораздо удобнее, если бы немцы и австрийцы сами бы начали воевать за свою свободу. Правда, за последнее время прусский король Фридрих Вильгельм так часто продавал своих союзников, что предсказать его поведение было невозможно. Поэтому первые переговоры провели, как теперь говорят, «с полевыми командирами». Генерал Дибич был послан из корпуса графа Витгенштейна, с целью вступить в переговоры с прусским генералом Йорком и побудить его перейти на русскую сторону. Переговоры прошли успешно. Генерал согласился оставить французов и расположиться в окрестностях Тильзита, сохраняя полный нейтралитет.
Известие об этом сильно встревожило Наполеона. «Мир казался мне очень возможным прежде отпадения генерала Йорка, — говорил он — Теперь я больше о нем не думаю — поступок Йорка вскружит русскому кабинету голову, это великое политическое событие!». В воздухе запахло очередной антифранцузской коалицией: англичане уже расстегивали свой бездонный кошелек, соблазняя прусского короля звоном монет. Ласковым дядечкой пришлось прикинуться и Наполеону. Он стал делать весьма прозрачные намеки о возможности присоединения к Пруссии части Вестфалии и Варшавского герцогства, напугав своей неожиданной щедростью и без того растерявшегося Фридриха Вильгельма. И случилось то, чего можно было ожидать. Вместо того, чтобы возглавить свой народ в освободительной войне с Наполеоном, прусский король стал выжидать, предоставляя русским умирать за него в одиночку.