Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Шансов спастись практически не было — Наполеон собирает своих гвардейцев и на их глазах сжигает знамена, чтобы они не достались врагу. Многие плачут. И тут случилось невероятное. Французам удалось простроить переправу практически на глазах русских солдат, потому, что Чичагов поверив ложному маневру Наполеона, отвел войска к другому броду. То, что произошло, объясняется историками по разному. Многие обвиняют адмирала Чичагова, другие объясняют все гениальностью Наполеона, третьи видят во всем масонские козни.
Однако вернемся к трагической переправе через Березину. Перейдя реку, боеспособные части французов, отбросили наши войска и дали возможность Наполеону, гвардии и некоторым другим частям спастись. На другом берегу Березины, оставались толпы обмороженных, раненых и гражданских лиц. (Все рассказывающие о дальнейшем ужасе упоминают большое количество женщин с детьми, хотя не очень понятно, откуда они в армии взялись!) Когда показались передовые казацкие разъезды, обезумевшая толпа бросилась на мост, который не выдержал и через некоторое время рухнул. Большинство ослабевших людей нашло здесь свою гибель: большинство утонуло, многие были задавлены или убиты. В дальнейшем, когда лет растаял, в реке было выловлено несколько тысяч трупов, общее же число погибших колеблется от 10 до 20 тыс. человек.
Но на этом страдания французов не закончились. Чтобы спастись им предстояло еще пройти добрый кусок нашей территории до города Ковно, и переправиться через Неман, с которого и начинался этот страшный русский поход. Мороз все крепчал и доходил уже до 27 градусов. Для неодетых, голодных солдат, идущих в чистом поле это было равносильно смерти. Большинство их и погибло. Наполеон, понимая, что помочь армии уже не сможет, покинул ее и 5 декабря уехал во Францию готовиться к новой кампании. К весне он рассчитывал уже выставить новую 300 тыс. армию.
Радость избавления страны от французов была для императора Александра неполной. Получался, так сказать, «праздник со слезами на глазах». Ведь и русская армия сильно пострадала от холода и голода. Из 100 тыс. вышедших из Тарутинского лагеря преследовать французов, к Неману вышло около 20 тысяч солдат. Они были крайне истощены и обморожены. О немедленном продолжении войны речи быть не могло. И самое главное — ускользнул Наполеон. В том, что ему удалось уйти Александр винил Кутузова. Дело в том, что взгляды фельдмаршала и царя сильно расходились оценках дальнейших событий. Кутузов справедливо полагал, что продолжение войны — это бессмысленная трата ресурсов и людей. Уничтожая Наполеона, сковавшего их своим могуществом, Россия создавала возможность для усиления своих соседей. Тех самых «союзников», что убивали русских солдат под стенами Риги, кто плечом к плечу с французскими гренадерами маршировал на Петербург и Москву. Для Александра продолжение войны и уничтожение Наполеона были, что называется, делом чести и личного мщения. Александр I упрямо желал воевать за интересы Англии, жаждавшей окончательного разгрома своего главного конкурента. Он жаждал освободить Европу от «корсиканского чудовища».
Время подтвердило правоту Кутузова. Наступал 1813 год. Это был год заграничного похода русской армии и год окончательного покорения англичанами Индии. Обескровленная Франция уже не могла посылать подкрепления на заморские театры военных действий. И не столько усилились британцы, сколько ослабли французы. Словно спелое яблоко, упали их последние индийские форпосты к ногам английской короны.
А русские солдаты снова должны были умирать за свободу европейских народов, никак не желающих проливать за нее свою собственную кровь…