Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

20 сентября в Риге было днем весьма невеселым: во первых, в город после неудачного наступления вернулись войска, и, во вторых, пришло известие о занятии французами Москвы. Казалось, что теперь и на этом фронте воодушевленный противник будет более активным. Поэтому атака самого города ожидалась в любой момент. Вообще то, надо сказать, что Риге просто сказочно повезло. Для осады города перед войной в Данциге (Гданьске) был сформирован специальный артиллерийский парк из 130 тяжелых орудий. Но узнать их калибр в деле не пришлось — противник так и не попытался осаждать Ригу. Маршал Макдональд расположился в трех верстах, от разрушенного Динабурга, и далее ни на шаг не двинулся. Здесь в полном бездействии он провел почти два месяца, несмотря на неоднократные требования Наполеона активизировать военные действия. А в начале сентября маршал Макдональд получил от Наполеона новый приказ — не предпринимать никаких наступательных действий. Бонапарт подходил к Москве и надеялся продиктовать там России свои условия мира. В таких условиях штурм крупного города и связанные с этим жертвы могли помешать подписать мирный договор.
Однако в Риге всех этих тонкостей не знали и находились в постоянном напряжении. Когда в октябре ударили холода, в городе начали опасаться, что Макдональд воспользуется для штурма города тем, что река и крепостные рвы покрылись льдом и больше не представляют преграды. Но французскому маршалу уже было не до наступления — военная ситуация в корне изменилась. Стало известно о том, что 6 октября Наполеон отдал приказ об отступлении из Москвы. В этот же день, Витгенштейн выбил французские войска из Полоцка. Однако никакого панического отступления французов и пруссаков не было. Хотя военное счастье уже отвернулось от Наполеона и обстоятельства резко изменились в пользу русских, Макдональд и прусские генералы ничего не знали о печальном положении французской армии. Поэтому, когда примерно в это же время русские войска предприняли наступление, то «союзники» свои позиции удержали, хотя понесли большие потери. Они по — прежнему стояли у города, и лишь изредка их небольшие отряды переходили Двину и производили опустошительные набеги на окрестности Риги. «Генерал Мороз», от которого так сильно пострадала основная армия Наполеона, здесь не был таким жестоким.
Однако вскоре и для французов, и для «союзников» наступила пора уносить ноги. Надо сказать, что благодаря пассивности Макдональда солдаты его корпуса были в числе немногих счастливцев, сумевших выбраться из России живыми. В начале декабря 1812 года, располагая лишь слухами о главных силах Наполеона, Макдональд на всякий случай своей 7 й дивизии отступить. А 6 декабря, получив страшные известия о состоянии Великой армии, отдал приказ о немедленном отходе всего корпуса из Курляндии. Седьмого декабря двумя колоннами он начал свое отступление, восьмого декабря Митаву оставил прусский генерал Йорк.
Между тем для Великой армии наступил последний акт трагедии. Землей обетованной для обмороженной и умирающей с голода Великой армии, была территория вассального Наполеону Варшавского Герцогства. Оставалось всего лишь туда попасть. Но на пути спасения французов лежала река Березина. Вопрос стоял так: успешная переправа через нее означала спасение, неудача означала гибель или плен. Сценой для последнего акта трагедии, судьба выбрала заснеженные поля и леса вокруг города Борисова, что расположился на берегу никому доселе неизвестной речки. 13 ноября Бонапарт с гвардией вошел в город. Мы помним, что, отступая, Наполеон фактически уже был окружен с трех сторон нашими войсками. Но это было еще полбеды. Самое ужасное заключалось в том, что и на другом берегу Березины, там, куда Бонапарт собирался переправляться, уже находились русские войска под командованием адмирала Чичагова! Это был конец.