Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Вот как описывает страдания Великой армии в своих мемуарах участник войны А. Х. Бенкендорф: «Поднялся ужасный ветер и принес 25 градусный мороз. Неприятельские лошади, не подкованные на зимние шипы и выбившиеся из сил, падали непрерывно и оставляли в наших руках обозы, парки и артиллерию. Вся добыча, взятая в Москве, досталась казакам. Несчастные французы в лохмотьях, голодные, застигнутые стужей, почти более не сражались и гибли от лишений. Ненасытный голод обратил их прежде смерти в скелеты, и эти обезображенные тени тащились друг за другом, высматривая, где бы поесть падали или отогреть свои полузамерзшие тела. Длинный след трупов, окоченевших от холода, обозначал путь и страдания армии, выставленной Европой».
Русская армия двигалась параллельно отходившему неприятелю. Шаг влево, шаг вправо от двигающейся колонны значил для французов верную гибель — вокруг было полно партизан и вооруженных крестьян. Последние убивали оккупантов с невероятной жестокостью, мстя им за разоренные деревни и оскверненные церкви. В ответ французы расстреливали любого, кого можно было заподозрить в принадлежности к партизанам. Возможности найти хоть какой то еды у наполеоновских солдат больше не было. Снабжение продовольствием из запасов самой французской армии очень быстро прекратилось. Еду получала лишь гвардия и именно поэтому она и сохранила боеспособность.
Впереди армии, сзади ее, продвигались толпы деморализованных и безоружных людей, бывших когда то солдатами разных частей. Общая численность войска Наполеона катастрофически сокращалась. При Бородине у него было около 160 тыс., из Москвы он вышел со ста тысячами, а к Смоленску Бонапарт привел лишь 60 тыс. солдат. Из них воевать была способна примерно половина. Запасы продовольствия в городе, несмотря на приказ французского императора, оказались весьма незначительными и были быстро разгромлены и разграблены толпами обезумевших солдат. Приходилось двигаться дальше. Однако последняя надежда — Минск, в котором солдат Великой армии ждали склады продовольствия, был захвачен нашими войсками. С этого момента французская армия была практически обречена. Потеряв почти всех лошадей, она лишилась кавалерии и артиллерии, и больше не могла эффективно сражаться. Бой у местечка Красное подтвердил это — французские войска понесли тяжелые потери и весьма активно сдавались в плен. Маршал Ней с несколькими сотнями солдат прорвался из окружения, форсировав еще толком незамерзший Днепр по льду. Но что толку — теперь уже не только над его корпусом, а над всей страдавшей от голода и холода, практически утратившей боеспособность армией нависла угроза окружения. К французам с трех сторон подходили русские армии.
Вот мы уже и подошли к трагическому финалу наполеоновского нашествия, но под Ригой еще ничего не предвещало будущей катастрофы. В середине сентября, несмотря на то, что Наполеон занял Москву, на северо западном театре военных действий русская армия начинает наступать. Для этого из Финляндии (спасибо Бернадоту!) в Ригу был переброшен 15 ти тыс. корпус генерал лейтенанта Штейнгеля. Александр I поставил ему задачу совместно с рижским гарнизоном отбросить осаждавших от города, а затем разгромить пруссаков и остаток корпуса Макдональда. Это было вполне реально: русские войска в Риге насчитывали 22-25 тыс. человек против 17 тыс. прусского корпуса. 14 сентября начинается наступление — пруссаки упорно защищаются, но отступают. Однако вскоре в результате бездарного командования Штейнгеля, ослабившего себя отделением 3 тыс. отряда, ситуация меняется. Прусские войска теперь обладают превосходством, и, используя это, переходят в наступление сами. Отходящие русские войска долго прикрывает арьергард, который останавливает немцев, понеся большие потери. С обеих сторон войска сражаются с большим ожесточением, непонятно откуда взявшимся — ведь мы же всегда только «дружили»! Вопреки и французским и русским ожиданиям, они бьются «по честному», в полную силу. Наши войска в тех боях потеряли 2500 убитыми и ранеными. Прусские «союзники» убивали русских солдат отнюдь не хуже французов. Вот если бы пруссаки сражались так с Наполеоном, может быть и войну за один день не проиграли бы…