Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

6 июля прусские войска занимают городок Бауск, а в результате последовавшего на следующий день сражения они вынуждают русские войска отойти еще дальше. В это же время другая немецкая колонна, двигавшаяся из Мемеля (Клайпеда) вошла в Либаву (Лиепая). В критической ситуации оказалась Митава (Елгава) — столица Курляндской губернии. Принимается решение об эвакуации всех русских правительственных учреждений. Чтобы задержать пруссаков и выиграть время для вывоза людей и ценностей, русские войска отправляются им навстречу. 7 июля прямо на марше они были атакованы пруссаками с двух сторон. Имея небольшое превосходство в живой силе и тройное — в артиллерии, наши немецкие «друзья» одержали победу. Потери русских составили около 600 убитыми и ранеными и около 300 пленными. На фоне общего числа погибших в этой войне, вроде бы немного. Однако это поражение имело для нас самые тяжелые последствия, так как в нем была разбита лучшая часть войск, предназначенных для защиты Риги.
Это было их, так сказать первое пришествие немцев в русскую Прибалтику. Второе будет во время Первой мировой, третий раз доблестные пруссаки появятся здесь в начале июля сорок первого года. В 1812 году их успехи были самыми скромными: они вплотную подошли к Риге и заняли позицию полукругом от нее. Такое расположение было крайне невыгодным, поскольку расположение войск часто прерывались лесами и болотами. Этим и решил воспользоваться русский генерал Левиз, атакуя левый прусский фланг. Среди названий латвийских селений, мало, что говорящих русскому уху, произошло несколько боев, после которых прусский генерал Клейст сумел к 27 июля оттеснить русских назад к Риге. 10 августа русские снова предприняли наступление. Понеся значительные потери, пруссаки отошли, но затем контратаковали и заставили русских 26 августа без боя отойти на исходные позиции. Туда сюда двигались наши войска, устроив с «союзным» противником тактические качели, за каждый взмах которых мы платили жизнями своих солдат.
Обычно все войны Наполеона заканчивались захватом неприятельской столицы. Он надеялся, что и на этот раз, после захвата Москвы наступит мир. Однако с Россией все было по — другому. Почти все жители Москвы оставили ее, и ушли вслед за войсками, предоставив французам право вступления в пустынный и покинутый город. Кутузов, совершив искусный маневр, вышел на Калужскую дорогу и расположился у села Тарутино. Русская армия тем самым прикрыла не разоренные войной черноземные губернии и Тулу с ее оружейными заводами. Вместо ожидаемого триумфа положение французов в Москве становилось все более затруднительным. К немалому удивлению Бонапарта никто не спешил к нему с мирными предложениями. Попытки Наполеона самому проявить мирную инициативу успехом не увенчались — Александр I был полон решимости продолжать борьбу.
В Москве Наполеон провел 36 дней. Столь долгое пребывание в занятом городе он назовет потом своей «величайшей ошибкой». Тем временем в Москве начались пожары. Их устраивали сами жители, не желавшие оставлять имущество захватчикам, жгли дома и французские мародеры. Вскоре Наполеон увидел, что нельзя более терять времени и надо немедленно покидать русскую столицу. Нужно было отступать, хотя он еще никогда этого не делал, отступать, даже рискуя потерять свое реноме непобедимого. Перед уходом наш бывший «союзник» в бессильной злобе отдал приказ взорвать Кремль. К счастью, дождь подмочил фитили, и взрыв нанес только небольшой ущерб.
Что было дальше, хорошо описано в книгах и фильмах об этой войне. Ударили морозы, сначала небольшие в 3-4 градуса, а потом все сильнее и сильнее. Наполеон двинулся на Калугу с тем, чтобы оттуда отойти к Смоленску. Русские войска перегородили французам путь у Малоярославца, где развернулось кровопролитное сражение. Город восемь раз переходил из рук в руки. Французы в итоге захватили его, но лишь ценой больших жертв. Дальнейшее продвижение требовало от Наполеона решиться на новое большое сражение, однако его армия была уже далеко не та, что под Бородино. Бонапарт был вынужден повернуть войска и начать отступление на запад по разоренной смоленской дороге.