Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Не будем считать англичан сверхъестественными существами. Разработав блестящую стратегию уничтожения конкурентов, они многократно сталкивались с проблемами, порожденными собственным коварством. К примеру, королевская армия Людовика XVI сложившего свою голову на эшафоте имела численность в 160 тыс. солдат. Устроив во Франции революцию, и проморгав приход к власти Наполеона, англичане сослужили себе плохую службу. На их деньги и под их руководством был запущен процесс, в результате которого французы захватили почти всю Европу, а численность их армии впитавшей в себя покоренные нации превышала 500 тыс. штыков. Теперь нужно было бороться с этим внезапно выросшим могуществом. И еще неизвестно, как легли бы карты истории в той опасной игре, что затеяло английское руководство. Вторым грандиозным проколом британской разведки станет фактический провал операции по уничтожению Российской империи, путем последовательно организованных ими Февральской и Октябрьской революций. В результате колоссальных затрат и немыслимых усилий всего лишь через несколько лет после гибели старой России, на карте появился не менее огромный Советский Союз. Принципиальным его отличием было наличие у власти абсолютно непредсказуемых и неуправляемых субъектов. Если все действия царя можно было просчитать и, следовательно, направить в нужное русло, то теперь такой возможности англичане были лишены. Все их попытки развалить непредсказуемого монстра путем организации военных и внутрипартийных переворотов были решительно и с корнем пресечены сталинским НКВД. Вот тогда руководство Великобритании форсировало приход в Германии ярого антикоммуниста и русофоба Адольфа Гитлера. Намерение повторить второй раз уже опробованный сценарий Первой мировой войны привело к невероятному результату. Получивший финансовые ресурсы, территории и бездействие западного мира в обмен на обещание напасть на СССР, Гитлер и не думал его выполнять. Вместо этого Сталин и глава фашистского рейха заключили между собой договор. Уже 67 лет прошло с той поры, но до сих пор при упоминании этого документа англосаксонская пропаганда заливается бессильным злобным лаем. Их можно понять — ведь тогда британская гегемония в мире висела, буквально, на волоске. Название подписанного Молотовым и Риббентропом документа выбиралось специально, и звучало похоронным звоном по всем планам многовековых поджигателей войн: ПАКТ О НЕНАПАДЕНИИ.
Подобная ситуация была и с армией Наполеона. Потерпев грандиозный крах, англичане успели в 1812 м и в 1941 м в самый последний момент изменить ход истории. Увы, не в нашу пользу…
Но вернемся в душный июнь 1812 года. Исследование хода Отечественной войны не входит в задачу этой книги, а потому мы лишь кратко коснемся ее ключевых эпизодов, важных для понимания дальнейших событий. Пока обливаясь потом, Великая армия маршировала по белорусским просторам, наши войска торопливо отходили от границы в глубь русской территории. Дело в том, что перед войной русское командование разделило свои основные силы на три армии: 1 й армией руководил генерал Барклай де Толли, 2 й — князь Багратион, а 3 й — генерал Тормасов. Поэтому начало войны представляло собой попытку Наполеона разгромить наши войска по частям. Исправляя ошибки командования, русские войска начали отходить на восток, искусно маневрируя и избегая генерального сражения. Отходя, они уничтожали все склады и продовольственные запасы, что в последующем сыграет в этой кампании важнейшую роль.
Надо сказать, что подготовка к вторжению велась Наполеоном основательно. Его Великая армия по своей интернациональности не уступала армиям персидских царей. Дивизия за дивизией, полк за полком переходили через Неман немцы, бельгийцы, голландцы, поляки, итальянцы, швейцарцы, французы и даже испанцы. К 1812 году наполеоновская империя насчитывала 75 млн. жителей, или почти половину населения тогдашней Европы. Вот эта европейская молодежь и маршировала сейчас под знаменами Бонапарта. Самих французов в армии было не больше трети. Именно огромный численный перевес давал Наполеону надежду достаточно быстро разгромить русскую армию, сосредоточенную у границы. Однако это же «численное преимущество» стало создавать для Наполеона серьезные трудности. Такого количества войск еще никто никогда не обеспечивал всем необходимым. С людьми у Бонапарта проблем не было, но ведь их надо было кормить! Обычно войска обеспечивали себя сами, реквизируя необходимое продовольствие. Сосредоточенные огромной массой на небольшой территории наполеоновские солдаты не могли этого сделать. Ограблением крестьян прокормить полмиллиона солдат было невозможно, и голодать французы начали значительно раньше своего катастрофического отступления.