Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Стоя на берегу пограничной реки Неман, и глядя, как бесконечные колонны его войск переходят на русскую территорию, Бонапарт вновь задумывался о предстоящей войне. Как опытный государственный деятель, французский император прекрасно понимал важность информационного обеспечения своего вторжения. Переходя границу Российской Империи, Наполеон естественно беспокоился о своем «пиаре» и сразу же начал, как сейчас говорят, «информационную войну». Ему было важно представить нападение на Россию, как исключительно оборонительную акцию. Поэтому после эмоционального выступления русского посла в Париже, он обвинил Россию в том, что именно она развязала войну, а самого посла, князя Куракина, в том, что он ее якобы объявил. Однако первая реакция Александра на наполеоновское вторжение говорит об отсутствии у него агрессивных намерений. Более того, русский царь совершает последнюю попытку примирения со своим неверным «союзником». Думаю, правда, что сделал он ее просто для очистки совести, никак не надеясь на положительный результат. Для этого Александр отправил к Наполеону своего генерал адъютанта Балашова, который должен был объявить, что нота русского посла не вызывалась данными ему приказаниями и что, он так сказать слегка погорячился. Поэтому если французская армия отойдет назад за Неман, вторжение не будет считаться совершившимся и снова наступит дружба и теплые союзные отношения. Как известно Наполеон, этим шансом остановить войну не воспользовался. Его армия двинулась в глубь России, прямо навстречу своей страшной участи.
Правильно ли он сделал, напав на своего русского союзника? И в очередной раз убеждал Наполеон себя и свое окружение, что иного выхода у него не было. А так ли это? Возникновение и причины наполеоновского нападения на Россию, несмотря на сотни и тысячи книг, исследований и монографий изучены весьма слабо. Везде повторяются одни и те же штампы. Они настолько затиражированы, что даже не хочется на них ссылаться. А между тем вопросы лежат на поверхности. Будет у Вас время, зайдите в Москве в музей «Панорама Бородинского сражения», что на Кутузовском проспекте. В самом первом зале вы к своему удивлению прочитаете, что оказывается, Наполеон ждал вторжения русских войск в Герцогство Варшавское (т. е. в подчиненную ему часть Польши). Ждал, ждал, и так как этого не произошло, то вторгся на нашу территорию сам. Мы уже знаем, что Александр нападать первым точно не собирался, а между тем Наполеон ждет вторжения, и не просто ждет, а концентрирует войска с учетом возможной русской агрессии.
Россия и Франция были искусно стравлены в 1812 году умелыми интригами наших «союзников». Каждый из них ловил свою рыбку в мутной политической воде того времени. Такой вывод напрашивается сам собой. В европейском политическом раскладе России частенько выпадает играть роль каменной стены, о которую расшибает себе лоб сильнейшая держава континента. Эта ситуация заботливо создается, тщательно «поливается» и растится. И повторяется из столетия в столетие. Только в XIX веке нашими руками «убрали» Францию, а в двадцатом столетии о нас дважды разбивалась Германия. Однако о причинах Великой Отечественной войны мы еще поговорим в другой книге в свое время. А сейчас хочется подчеркнуть: Наполеон беспокоился напрасно — Россия никогда не предавала своих союзников и ни разу на них не нападала! Ни разу за всю свою историю!
Кто же вложил в голову Бонапарта информацию о несуществующей русской угрозе? Кто заставил его сомневаться в искренности русского царя? Вопрос этот куда важнее, чем может показаться с первого взгляда. И вот почему — точно такая же ситуация в начале сороковых годов XX века, привела Адольфа Гитлера к мысли решить все свои проблемы внезапным ударом по СССР. Удивительные совпадения! Основные противники Великобритании, воюя с ней, почему то всегда выбирают один и тот же путь решения своего противостояния с англичанами — удар по России. С чего бы это?