Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Подведем итог. В результате целой цепи предательств, войска Суворова оказались окруженными без продовольствия и с ограниченным количеством боеприпасов! Все планы оказались отброшенными, речь уже шла просто о спасении армии. На военном совете было решено пробиваться к местечку Гларис. В тяжелейших боях с наседавшими со всех сторон войсками Массены, русским войскам удалось туда пробиться. В Гларисе тоже австрийских войск не оказалось, они уже отошли и оттуда. Тогда в целях спасения войск Суворов решил отходить на Иланц. После труднейшего перехода через хребет Рингенкопф, русские войска достигли городка Иланца, а оттуда 27 сентября — района Кур, после чего отошли в Германию на зимние квартиры.
Предательские действия австрийского командования, привели к тому, что потери русских войск составляли около одной трети наличного состава. Перед выступлением Суворов имел 21 тыс. человек, к Иланцу же он привел до 15 тыс. человек. Но даже в такой безнадежной ситуации сумел привести 1400 пленных французов. Павел I высоко оценил действия Суворова: «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и самую природу, но Вы и над нею одержали ныне верх». Ему был пожалован самый высокий военный чин — генералиссимуса. Появился и другой указ, по которому даже в присутствии царя войска должны были «отдавать ему все воинские почести, подобно отдаваемым особе Его Императорского Величества».
Получив известия о предательском поведении австрияков, Павел I пришел в ярость. «Эти немцы — говорил он — могут все снесть, перенесть и унесть». На политическом небосклоне Европы разыгрывается буря. Оскорбленный и обиженный Павел приказывает Суворову немедленно возвратиться с армией в Россию, расторгает союз с Австрией, отозвав своего посла из Вены. В том же году был отозван и наш посол из Лондона по совершенно аналогичным причинам — предательским отношением англичан к вспомогательному русскому корпусу, действовавшему против французов в Голландии (русский корпус, находившийся под британским командованием, буквально растаял от голода и болезней).
Увы, тяжести похода и годы сделали свое дело — генералиссимус Суворов умер по прибытии в Петербург 6 мая 1800 года, так и не успев насладиться заслуженными наградами…
Вторая коалиция распалась. После фактического выхода России из войны ни австрийцы, ни англичане без русских войск ничего не смогли противопоставить гению Наполеона. Но если войска венской монархии пытались остановить Наполеона силой, то англичане просто предпочитали отсиживаться на своих островах, доверяя воевать и умирать другим. Вскоре после того, как он вернулся из египетского похода, Наполеон совершил государственный переворот и провозгласил себя первым консулом. Затем неожиданно вторгся в Италию и разгромил австрийцев в битве у деревни Маренго. С Австрией был подписан Люневильский мирный договор, по которому Франция получила Бельгию, левый берег Рейна и контроль над всей Северной Италией, где была создана марионеточная Итальянская республика. Когда уже никто не хотел умирать за британские интересы, никогда не воюющие сами без крайней нужды островитяне, заключают в марте 1802 года Амьенский мир между Францией и Англией.
Бонапарт прекрасно понимал, что участие или неучастие России в войне против Франции играет в раскладе сил решающую роль. «Франция может иметь союзницей только Россию» — таков был его вывод из прошедших событий. И он активно начинает искать союза с Павлом I. Бонапарт готов был заплатить любую цену за симпатии русского царя. Русский император, чья обида и раздражение на своих вероломных «союзников» были столь велики, постепенно начинал приходить к схожим мыслям. Павел I умел учиться на своих ошибках. Теперь он ясно видел, что Россия воевала с Францией за абсолютно чуждые ей интересы, и, что немаловажно, ровным счетом за это ничего не получала! Логическим завершением этих рассуждений была мысль о необходимости союза между Россией и Францией. 18 июля 1800 года французское правительство предложило безвозмездно и без всяких условий возвратить на Родину всех русских пленных общим числом около 6000. Более того, русские воины должны были прибыть домой, одетые в новую специально сшитую униформу, с новым оружием, со своими знаменами и со всеми воинскими почестями! Сложно было придумать более эффектный жест. Также по дипломатическим каналам до Павла I была доведена информация, о том, что Франция готова передать Мальту под юрисдикцию России, а от англичан в данный момент ее осаждающих, наполеоновские войска будут ее защищать до передачи «законному владельцу».